?

Log in

No account? Create an account
 
 
27 January 2010 @ 08:26 am
Семейные узы  
Я запишу сюда один сон, потому что он станет еще одним совпадением в цепочке подобных, которые мне хотелось бы обсудить с Машей.

Later upd: Пока рабочая программа на моем компе обновляется, начну свое повествование.

Во сне я ездила к брату, который решил наконец reveal his true self и съехался со своим другом. Ему нужна была помощь то ли с ремонтом, то ли с переездом и поэтому меня, собственно, и призвали. Брата во сне я принимала за Костика Валецкого, что, как мне кажется, было обусловлено несколькими причинами. Во-первых, во сне было точно известно, что я - его сестра, во-вторых, Костик Валецкий - это единственный брат, который у меня на самом деле есть, в-третьих, наши отношения с этим человеком не были достаточно близкими, как бывает, когда родные брат и сестра растут вместе. Однако при этом я была значительно более осведомлена в жизни Костика, чем в реале. То есть во сне мы с Костиком общались гораздо чаще, чем я общаюсь со своим настоящим Костиком - троюродным братом. Кроме того, брат во сне был моложе меня, причем ощутимо (не столько по виду со стороны - я себя во сне вообще не видела, только руки, коленки и прочее, что попадает в поле зрения, если смотришь на себя из собственных глазниц, а по тому, как мы общались), а настоящий Костик значительно меня старше.
Тем не менее, молодой темноволосый мужчина, к которому я приехала во сне, был там моим братом, к которому я обращалась, на разные лады называя его Костей.

Я приехала к брату на собственной машине. Невысокий многоквартирный дом в городе или пригороде, разительно не похожем на Москву. Судя по всему, плотность населения там была примерно как в Видном: или небольшой город, или пригород более крупного города, находящийся достаточно далеко от его центра (при условии, что это город с радиальной планировкой, конечно). Подъехав, позвонила брату и не скрывая своего недовольства попросила открыть мне. Поднялась по лестнице и позвонила в дверь. Брат открыл - весь такой извиняющийся и все равно радостный. Видно было, что его что-то сдерживает и оттого он мог показаться немного холодным. Но я знала, что на это не стоит обращать внимания и, все более одолеваемая любопытством, прошла за ним в комнату.

В комнате стоял то ли диван, то ли кровать, на котором сидела еще одна женщина. Перед нею - низкий широкий стол. Перед столом - телевизор. Старый и огромный, собрат того, который стоит в нашей с Бу комнате в квартире на Гаевского. Вообще, вся мебель и обстановка в комнате казалась какой-то древней, про себя я окрестила ее "советской". Хотя все было довольно опрятно.
Женщина была моложе меня, но незначительно. Худощавая блондинка довольно поношенного вода, без сисек. Я ее давно и хорошо знала. Сложно сказать, лучше или хуже, чем брата - мы общались не так часто. Во сне я приняла ее за жену брата, хотя проснувшись, подумала, что она могла быть еще одной нашей сестрой. В этом случае было бы понятней ее спокойное, благодушное отношение к тому, что брат решил наконец съехаться с мужчиной. Видимо, роль сыграло то, что во сне брат был Костиком: настоящий Костик рано женился, сделал двоих детей, но вскоре после рождения младшей дочери разочаровался в своем браке и несколько лет назад развелся. Во сне же у брата не было детей и он был заметно моложе и этой второй женщины.

Когда я вошла в комнату, брат на некоторое время оставил нас с сестрой одних и я поинтересовалась что это за тайны мадридского двора, ради которых меня сюда вызвали, и много ли еще работы осталось по ремонту/переезду. Судя по виду квартиры, оставалось расставить вещи и придать ей жилой вид, кое-где помыть и почистить, но мне не хотелось никуда тащиться за вещами, а я не знала, все ли уже перевезли. Про мужчину я еще ничего не знала. Сестра же сказала (у нее была какая-то очень меланхоличная улыбка и вообще все повадки были исполнены какого-то запредельного спокойствия, в отличие от более деятельной меня), что сегодня дело не в ремонте/переезде, а брат хочет сообщить мне и потом отпраздновать нечто очень важное.
Вернулся брат. Я ему прямо заявила, что меня напрягает вся эта таинственность и пусть уже говорит, что он хотел. Он попросил подождать и мы принялись вяло болтать на отвлеченные темы.
Тут в комнате откуда-то появилась черная кошка, сначала прыгнула к сестре, которая ее понежила на коленях, почесывая за ушками, отчего кошка очаровательно жмурилась. Потом кошка перебралась ко мне, потерлась о ноги, и я тоже посадила ее себе на колени (я сидела в кресле сбоку от стола). Кошка немного посидела со мной, позволяя себя погладить, а потом спрыгнула и отправилась тереться о ноги брата. Он не брал ее на колени, а наклонился и почесал за ушком и погладил. С момента появления кошки разговор пошел бодрее. Мы все стали вести себя более расслабленно.

Потом брат вновь вышел из комнаты. Кошка незаметно куда-то делась.
А когда брат вернулся, с ним был молодой человек. Светловолосый, худой, похожий на Джей-Джей Йохансона. "Советский инженер" - немедленно окрестила его я. Брат тоже был инженером. Видимо, потому, что и мой живой Костик тоже самый настоящий советский инженер - он работает на вертолетном заводе в Люберцах и преподает в техникуме при нем. В любом случае, наших влюбленных объединяла профессия.
Молодой человек был мне знаком и его звали Сашей. Очень смущенно брат изложил суть: они съезжаются. Никаких "мы любим друг друга", но давно зная брата, я поняла, что смущение и все эти мадридские тайны вызваны именно природой их отношений. Мы с сестрой были за них рады, хотя эта радость выражалась очень сдержанно.
Все расселись вокруг стола и некоторое время беседовали вчетвером. Молодой человек брата, которого называли Сашей, был, судя по всему, немного моложе его. Мне почему-то кажется, что года на два. Он вел себя довольно скованно, как бы извиняясь за свое вторжение и положение. Видимо, нас с сестрой он не особо знал или его смущала разница в возрасте - сейчас уже четко осознавалось, что мы обе на их фоне можем называться старушками, хоть и в шутку. Но мы как могли старались подбодрить его, наладить контакт и проявить свою доброжелательность. И тоже вполне сдержанно.

Следующий момент из сна, который я явственно помню, случился уже во время вечеринки, о которой говорил брат. В комнате много народу, то ли играет музыка, то ли работает телевизор, но стоящий шум - это не только человеческие голоса. Застолье похоже на день рождения bernash, к которой мы с д.Хатем ездили этой осенью - центром является стол, уставленный яствами, народ пьет, но веселье при этом ни разу не похоже на кутеж, все вполне чинно. Обстановка тоже очень уютная, но при этом понятно, что гости сдерживают себя, чтобы не бузить.
Во всей этой круговерти я склоняюсь над столом и на мгновение, буквально несколько секунд, поднимаю голову, отрываясь от того, чем занималась, чтобы в просвете между рук и боков обступивших стол гостей увидеть, как мой брат целует своего Сашу - так просто, по-бытовому. Мне почему-то показалось, что это происходит в ответ на его рукопожатие: они сидят рядом, плечом к плечу, на каких-то табуретах (барные стулья?), и мой брат тянется к губам своего друга и касается их - не прячась, но и не затягивая поцелуй.
И тут мне стало очень спокойно. Что-то в брате волновало меня до того, но теперь, увидев этот поцелуй - такой естественный и привычный, я успокоилась. Поняла, что они с Сашей правильно сделали, что съехались - пусть даже проживут вместе они недолго, но этот шаг принесет пользу обоим. (Хотя Саша мне все равно не очень понравился, потому что казалось, что брат мог найти что-нибудь повнушительнее, чем эта бледная поганка, но меня же никто не спрашивал.)

Вчера я отошла от компа окончательно около половины 10-го вечера. Возвращалась к нему 2-3 раза для того, чтобы проверить свой ЖЖ и Избранное на дайрях, и последняя такая проверка состоялась в 0:30 по Мск. Затем я легла спать, размышляя о том, что и как пишет Эдгар По.
surprised
Current Location: на работе
Current Mood: surprised
Security всем-всем-всем