bubuzuke woman (ellemariachi) wrote,
bubuzuke woman
ellemariachi

Categories:

Tanz der Vampire, Ronacher, 2017-11-04-05

Сначала хотела разбить свой отчет о первом вампиропутешествии на два, но теперь поняла, что времени на такую роскошь мне катастрофически не хватает, да и нет в этом необходимости.

Я совершенно не умею писать про рукоплескания и "помостки", поэтому даже не знаю, как приступить к задаче рассказать вам о своем первом вампиропутешествии. Так получилось, что эти двое суток в Вене были настолько большим, чем двумя визитами в Ронахер, что вычленить из путешествия походы на Бал мне довольно сложно. Не говоря о том, что бурю впечатлений предстоит загнать в стакан воды. Но я не пальцем делана, и потому попробую.

Прежде всего меня поразил оглушительный гвалт, царящий в зале Ронахера до самого последнего момента, когда кто-нибудь на сцене (в моем случае - испуганный потерявшийся на морозе Альфред) начнет говорить. Венцы вообще большие любители поп**деть: такое ощущение, что стоит двум особям пересечься, как в каждом открывается вербальный кран. Они болтают, пока ходят, болтают, пока сидят, болтают, пока делают покупки. Черт их знает, о чем можно столько говорить. Даже дядечки на ресепшен моего отеля умудрялись изливать на меня поток слов в те несколько раз, что я к ним обращалась (один очень мило вплетал в английскую речь русские слова). В театре же они все еще на подъеме и сначала в предвкушении, а потом - под впечатлением, поэтому из них так и бьет словесный фонтан.

Следующим пунктом пусть будет сам Ронахер, в котором мне очень понравилось. И дело не только в архитектуре и убранстве, которые, конечно, покоряют; не в загадочной фиолетовой подсветке зала, морально готовящей зрителя к атмосфере гостеприимной обители фон Кролоков; даже не в трогательных черных, как смоль, летучих мышках, парящих под белоснежным потолком. Дело в банальном удобстве. Пожалуй, мне не приходилось посещать театр, в котором было бы так уютно, понятно, легко и вообще как дома. Прекрасное место, организованное и оборудованное с большой заботой и умом.

Далее скажу про одну пару, которая, думаю, надолго мне запомнится. Русские. Он такой типичный мужик с бритой машинкой головой и в меру себе пузом, она... в атласном платье мышиного цвета, оснащенном самой нелепой юбкой, которую только можно себе представить, и в туфлях на длиннющей шпильке, на которой она не слишком уверенно держится. Этот наряд "по случаю" уверенно выделил сию даму из всех обитателей партера. Зашли в зал, имея билеты на руках, зачем-то попытались сесть с края, но под чутким руководством отзывчивых внимательных венцев были переправлены туда, где им надлежало быть, - в центральный сектор. Где расселись по разным рядам, поскольку купить места рядом им явно не удалось. Жуткое впечатление от этого "выхода в свет" при полном отсутствии культуры посещения подобных заведений.

Но это была лишь маленькая ложечка дегтя, не испортившая вкуса, а лишь добавившая ему пикантности.
Оба раза мне достался одинаковый "почти первый состав": лишь профессора и Магду играли актеры из второго.
Про актеров буду писать в порядке их появления на сцене, потому что все были настолько прекрасны, что придумать какой-то иной вариант и соблюсти справедливость невозможно.

Альфред - Рафаэль Гросс. Покорил совершенно. Пока немного не отошла, была готова провозглашать его лучшим. Но потом вспомнились Казьмин и Цеттерхольм, и я немного окстилась. Однако общего итога это не меняет: Гросс - один из лучших Альфредов, которых мне доводилось видеть и слышать. Бесконечно трогательный, очень-очень юный, пугающе беззащитный, он заставляет живо сопереживать своему герою, чья битва со злом с самого начала обречена. И это упорное движение к поражению трогает до невероятия. Мальчик так неопытен и несведущ, так увлечен своим первым сильным чувством - сколь страстным, столь и непрочным, что вся моя надежда - на всеобщего отца фон Кролока, единственную отцовскую фигуру из трех присутствующих, которая не терпит крах по ходу развития событий. А как Рафаэль спел Für Sarah! Я не фанат этой арии, но в его исполнение влюбилась. Он был так отчаянно настроен бороться за свою любовь, так напуган собственной смелостью, так одинок и не готов, что сердце разрывалось от желания, чтобы у бедного мальчика все каким-то чудом получилось, и осознания того, что таких чудес не бывает.

Шагал - Николас Тенерани. Итальянский еврей на удивление оставил четкое впечатление Джека Воробья: в меру трус и подлиза, отчаянный лжец и как-то скрыто, подспудно опасный человек. Шагал в Ронахере сейчас носит длинные нечесанные волосы, что лишь усугубляет эффект. Мне очень понравилось, что Шагал Тенерани меньше лебезит, чем многие, и еще до своего обращения кажется фигурой темной и опасной. Но и суетится при этом совсем как Шагал из фильма, которого я совершенно обожаю. А уж когда Шагал Тенерани встречается с Куколем!.. Их стычки, то, как открыто Шагал издевается над несчастным калекой, а тот в ответ откровенно звереет, - это просто поэзия. И эти конфликты не стоят на месте, получая новое звучание и расстановку сил после обращения трактирщика в вампира. От каждого из двух кратких столкновений героев я получила грандиозное удовольствие. И меня чрезвычайно умилило, как Шагал Тенерани балдеет от благосклонности Магды, в которой после обращения просыпается необузданная сексуальность.

Магда - Аня Бакус. Очень мне понравилась! Девушка в меру curvy, что для персонажа, сами понимаете, весьма важно. То есть сиськи на месте, но при этом не слишком бросается в глаза перспектива превращения в Ребекку, как только какая-нибудь деревенщина ее окольцует. И мой личный пунктик: в Knoblauch, после того как профессор спрашивает, почему все носят чеснок, и, следуя за Шагалом, весь кабак начинает петь, мне всегда дико хочется, чтобы Магда не просто стояла и приплясывала позади Альфреда и Абронзиуса, но наклонилась к ним, отвлекая внимание мужчин своими "круглыми штучками". Так вот, Аня ЭТО ДЕЛАЕТ! Я готова была взбежать на сцену и расцеловать ее всю, когда увидела. Ведь это так естественно! Это само так и просится! Но отчего-то многие Магды этим пренебрегают. А уж какой роскошной штучкой Аня становится, обратившись в вампиршу... просто пальчики оближешь, какая она становится игривая.

Ребекка - Дон Баллок. Чудесная молодая Ребекка, что иногда слышно. Очень энергичная и безмерно любящая дочку, хотя и не имеющая возможности уделить той должное внимание по причине хозяйства и постоянного коловерчения в кабаке. А еще совершенно беспомощная из-за своей веры, тесно переплетшейся с предрассудками. Меня чрезвычайно растрогала сцена оплакивания ей мужа - до этого так надрывно и искренне ее играла, пожалуй, лишь Манана Гогитидзе.

Профессор Абронзиус - Фернан Делош. Офигенный профессор. В отличие от всех остальных, был в невероятном ударе в первый вечер, а не во второй. Четко произносил свой зубодробительный текст, не слишком обижал Альфреда, искренне игнорировал силу и мощь фон Кролока. Искал истину и заблуждался по полной. И был достаточно этичен, чтобы не показывать сиськи, когда просил Альфреда думать о Шагальс Тохтер, чтобы открыть гробы, за что ему отдельное спасибо.

Сара - Диана Шнирер. Тут мне должно быть стыдно. Я так гнала на девочку, а она оказалась очень хорошей Сарой и переходила на ультразвук только в двух местах Draussen ist Freiheit - по сумме, соответственно, в четырех на каждое выступление. Ей так хотелось приключений на свою очаровательную юную попку, которую она так беззастенчиво показывала всем, кроме совсем неформатного профессора. Глядя на Сару и сравнивая ее с Гербертом, я вообще часто задаюсь вопросом, где заканчивается невинность и начинается эксгибиционизм. С каким восторгом Сара Дианы мечтала о бале в Die roten Stiefel - у нее все лицо светилось, а глаза так и горели от этих фантазий и радужных надежд. Мне очень понравилось, что ее Сара - девочка бойкая. Когда папа вытаскивает ее из ванной после приглашения на бал, она даже проявляет агрессию: "Я просто хотела купаться!" А уж как она обращается со старшим фон Кролоком, пока они исполняют Totale Finsternis! Графу Сарыча пришлось бегать от нее, а не ей от него, как это происходит обычно. Лишь после ледяного объятия, на которое граф решился в середине песни, Сара наконец пугается и какое-то время держится на расстоянии, пока в финале песни вновь не обретает к графу полное доверие, едва ли не засыпая у него на груди. Вообще должна признаться в удивительной для себя вещи: в исполнении Сарыча и Дианы, в прочтении Ронахера 2017 года Totale Finsternis впервые мне по-настоящему понравилась: ее неоднозначность наконец переросла из неопределенности в бездонную глубину значений.

Граф фон Кролок - Дрю Сарыч. Тот, ради кого все затевалось. Увидеть его на сцене, послушать, как он поет, лично познакомиться с его необычным фон Кролоком было моей мечтой. Которая с полной силой сбылась целых два вечера подряд. В первый вечер Сарыч был хорош, но во второй... он был в каком-то неимоверном ударе, отчего зал буквально сходил с ума. И он прошел мимо меня дважды, о чем я не устану повторять теперь, наверное, до старости.
Сарыч очень хищный граф. Истинное существо другого вида, совсем не человек. Не зря в давних интервью он загибал, что играет того, для кого человеческие мерки и законы не годятся в силу иной природы. Вампир Сарыча - это действительно что-то совершенно чужеродное, живущее по иным правилам и управляемое иными потребностями. Он ничего не чувствует к Саре как женщине по той простой причине, что как с женщиной ему с ней делать нечего. Единственное, как он может ее воспринять, - это как дитя, и именно это происходит в финале Totale Finsternis, когда он по-отечески прижимает девушку к груди и ласково гладит по волосам, как ребенка. Как и прочим обитателям замкового кладбища, ей суждено быть его дочерью и сестрой, но никак не супругой.
Меня поразила разница между Die unstillbare Gier в первый и второй вечер: вечером субботы Сарыч чуть не плакал и откровенно страдал от того, что ничего не может ни получить себе, ни дать своей печальной вечно голодной пастве; вечером воскресенья - посылал в зал мощные лучи чистейшей ненависти к существам иного вида, которых ему хотелось смять и навсегда искоренить.

Куколь - Джордан Хинчклиф. В труппе его называют Куки и очень любят. И несмотря на свое внешнее уродство персонаж действительно получился очень располагающим. Мне очень понравилось, что в сцене полночного бала, когда в зале появляется Сара и хозяин замка готовится ее укусить, зная о сложном состоянии Герберта, Куколь подходит к нему, прижимается к его ноге и позволяет гладить свой парик, чтобы снять напряжение. Это бесконечно мило и трогательно и пересекается с моим вампирским опусом.

Герберт - Чарльз Крайше. Герберт появляется на сцене последним, и лично для меня это всегда момент высокого напряжения: после личного знакомства с графом, который весь такой уверенный пугает и откровенно дурачит своих гостей, появление его сына должно снизить градус, потому что ребенок - это всегда уязвимое место: мы любим своих детей, страдаем из-за них, и при желании их можно использовать, чтобы шантажировать нас. В России сын-гей еще и воспринимается как родительский фейл, чего, слава Богу, в Австрии не чувствуется: никто в зале не смеется, когда, виляя бедрами и стреляя глазами, Герберт выходит из замковых ворот. Как всегда, это все была присказка.
А сказка - это сам Чарли. Он потрясающий Герберт. Мне всю дорогу было страшно интересно, как этот пупсик, еще и раздобревший со времени старта мюзикла, сыграет свою роль, и должна со всей ответственностью заявить, что играет он ее офигительно. В отчетах зрителей я читала, что его Герберт is bitchy, но мне не хватало фантазии связать мягкость линий фигуры со стервозностью, пока я лично не увидела эту гремучую смесь. Герберт Крайша - это такая сученька, что просто сердце поет. Его Герберт мог бы стать украшением любого бабского уголка, почетным членом всякого змеюшника. Совершенно очаровательно!
А как Крайш виляет бедрами! Мой друг и тренер Лешка, подвозя меня домой и выпуская из машинки, регулярно просит (скорее, командует) "Повиляй мне", так вот Герберт Крайша - это "повиляй" в квадрате. Кажется, что если наблюдать за его размеренным покачиванием, пока он будет идти по умеренно длинному коридору, наблюдателя банально укачает.
И Крайш двигается мягко. Как мне этого не хватало со времен Либиша! Гордеев двигается обычно, современные Герберты все как один дергаются, как драг-квины, у которых это почему-то в большом ходу. Крайш же плывет, как лодочка. Ничего не боится, никуда не торопится. И не забывает вилять своими мягонькими покатыми бедрами.
Но даже это не главный мой восторг и залог вечной любви к Герберту Крайша. Главный восторг - это момент, когда Герберт и Альфред начинают танцевать, и Крайш, совсем как Аса Сомерс в бродвейской версии, кладет голову Рафаэля себе на грудь - на тот маленький обнаженный участок, который виднеется в его целомудренно расстегнутой рубашке неглиже. Я чуть не завизжала от восторга!

В общем, как вы поняли, поклонение перед Сарычем, немного померкло в свете совершенно роскошного Крайша. Что лично мне кажется большим плюсом, а не минусом, потому что как ни верти, Герберт - мой любимый персонаж Tanz der Vampire. Очень приятно, что в юбилейном сезоне в Ронахере собрался такой потрясающе сильный состав. Теперь нужно молиться, чтобы этому составу воздали должное и сделали для нас хотя бы официальную аудиозапись, а еще лучше - видео. Надеюсь, до мая дело с этим как-то определится, чтобы на подобную запись попал Сарыч.
Tags: ronacher 2017, tanz der vampire, tdv, travel, балвампировголовногомозга
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments