?

Log in

No account? Create an account
 
 
25 July 2013 @ 09:47 am
Kein Zurück - Part IV  
Title: Kein Zurück - Part IV
Author: я
Rating: PG-15
Pairing: Eames x Arthur, Eames x Original Female Character
Disclaimer: Мне лично никто не принадлежит. По традиции я что-то я все никак не доберусь до того, ради чего этот текст, собственно, и затевался. Но да ничего: я определенно вижу свет в конце тоннеля (вместе с его окончанием, что характерно) уже в следующей части, так что осталось потерпеть совсем немного.
Summary: Как-то не по себе цитировать здесь Новый Завет, но имхо ничто не отразит суть того, что я пытаюсь в этой части передать, лучше слов из Нагорной проповеди: "Не судите, да не судимы будете" (Матфей 7:1). Когда у них заходит об этом речь, Имз рассказывает Артуру о своем прежнем, неудавшемся, браке.


***

Ариадна честно позвонила им (а точнее - Артуру) только на следующее утро. Они немного поговорили о том, как у нее дела и как идет учеба в университете, после чего он бегло рассказал о своих впечатлениях о Бали, количество которых искренне удивило невольно прислушивавшегося к их разговору Имза: он и не думал, что его партнер успел столько всего заметить и запомнить. Уже перед тем, как попрощаться, Ариадна попросила Артура купить ей какой-то особый пенокартон, которого она не могла найти в Париже и, в принципе, могла бы обойтись и без него, но раз уж они сейчас в Лондоне, то, может быть, они при случае посмотрят... Артур был нисколько не против посмотреть, наоборот: ему было бы приятно оказаться ей полезным, поэтому, заручившись его согласием, она прислала ему на имейл необходимые размеры и толщину, количество листов, название фирмы-производителя и даже картинку с упаковкой, чтобы им удобнее было искать.
После чего первую половину дня они мотались по художественным магазинам в поисках, а во второй Артур не смог остановиться и просто таскал его по городу, называя это так, что они "гуляют". Хотя какое удовольствие можно найти в прогулках под то и дело принимающимся моросить дождем, когда вокруг лужи и у тебя руки насквозь промокли от зонта, который ты то и дело разворачиваешь и сворачиваешь обратно, - Имз искренне не понимал. Разве что в метро (они попробовали арендовать машину, но те, как на грех, сдавались только понедельно, поэтому от этого варианта пришлось отказаться) Артур пару раз сам поцеловал его, бегло касаясь его губ своими и тут же отстраняясь, но глядя на него при этом таким взглядом, который, по мнению Имза, стоил иных часов жизни. И улыбаясь со своими ямочками, даже не подозревая, какой они оказывают на его мужчину эффект.
Так или иначе, а к вечеру того дня Имз был рад возвращению в Челси так, как будто пешком исходил полземли, и, видя его усталость и начинающее все более проявляться недовольство, Артур предложил, чтобы они оставили свои покупки в номере и сходили куда-нибудь посидеть и поужинать. Имз удивился, отчего он и теперь не настаивает на том, чтобы они перебрались в какое-нибудь место "поприличнее", но младший в ответ только засмеялся:
- Мой милый мистер Имз, видели бы Вы себя сейчас. Вас хочется накормить, обогреть и уложить в теплую постель, а не заставлять собирать чемоданы и вызывать такси, чтобы искать нам новое пристанище.
Несмотря на звучавшую в этих словах снисходительность, обычно раздражавшую его, сейчас старший так вымотался, что почувствовал лишь благодарность за такое понимание и внимательность к себе. Поэтому они оставили пенокартон Ариадны в номере и, вооружившись зонтами, так как на улице снова припустил дождик, вместе с которым поднялся молочно-ватный туман, вышли искать себе пристанище на этот вечер.

Артур специально не стал предлагать ему никаких мест, решив позволить настрадавшемуся за этот день партнеру выбрать заведение по своему вкусу, и, немного пройдя вверх по улице, тот вскоре свернул в двери паба с говорящим названием "O'Neill's", не оставлявшим никаких сомнений в том, какую кухню им там предложат. Младший мужчина только улыбнулся: никак в его партнере взыграла кровь предков.
Народа в зале хватало, но от бара все равно просматривалось несколько свободных столиков. Подойдя к стойке, Имз плюхнулся на стул, пододвинул к себе меню и поманил Артура.
- Что будешь заказывать? - Спросил он, бросив в меню лишь беглый взгляд, словно ему достаточно было только убедиться, что нужные ему позиции там есть, и передвигая то по столу ближе к младшему.
- То же, что и ты, - склоняясь к меню, изучая названия и состав блюд, ответил ему Артур.
- А не пожалеешь? - С усмешкой спросил Имз.
- Я хочу попробовать, - поднял голову и улыбнулся ему тот, отодвигая от себя заламинированный листок.
Неожиданно скользнув рукой ему на талию, Имз с силой притянул его, стоявшего рядом с его стулом, к себе.
- Малыш, я люблю тебя!
И как будто одного этого ему было мало, тут же поцеловал его, прямо при всех, да еще у барной стойки, откуда они наверняка были прекрасно видны всему залу. Неловко отбившись от него, Артур покраснел и мгновенно ретировался на соседний с ним стул, дабы старший не смог попытаться притянуть его снова.
Имз же тем временем, обойдясь без каких-либо слов и даже жестов, подозвал к себе бармена и как ни в чем ни бывало заказал тому салат, две порции рагу и пару пинт темного "для начала". Тот записал заказ для кухни и справился, за каким столиком будут сидеть джентльмены, и тогда Имз поднялся и прошел в глубь зала на рекогносцировку, после чего, вернувшись, сообщил ему номер. Бармен за это время уже успел налить им по пинте и выставить те перед Артуром, который тщетно пытался делать вид, что он нисколько не смущен недавней выходкой своего спутника.
Поблагодарив бармена, Имз взял оба бокала и предложил Артуру перебазироваться на выбранное им место, где тот тут же зашипел на него:
- Имз! Какого черта на тебя нашло?! Мы с тобой, между прочим, находимся в общественном месте...
- Метро тоже было общественным местом, - с удовольствием отхлебывая холодного пива, невозмутимо ответил ему тот. - Или чем больше вокруг народа, тем меньше ты стесняешься?
Такое его поведение заставляло Артура чувствовать себя так, словно бы старший выворачивал его наизнанку, отчего он не сразу нашелся с ответом, чем воспользовался Имз, решив еще раз попытаться:
- Не знаю, как ты, а я бы перед едой сходил в туалет - хотя бы помыть руки.
Артур чуть не захлебнулся своим пивом (которое и без того не слишком любил, особенно темное), когда при этом носок его ботинка ощутимо провел по его ноге под столом.
- Начнем с того, что у тебя грязные ботинки, - произнес он после того, как поставил на стол свой бокал и промокнул губы салфеткой. - И далее: что это за навязчивая идея с туалетом в общественном месте? Это какая-то давняя фантазия или это именно я пробуждаю в тебе подобные желания?
- Давай скажем так, дорогуша, - наклонился к нему через стол старший, - ты пробуждаешь во мне желание, и я начинаю искать пути его реализации, чему в общественном месте, на мой старомодный взгляд, наилучшим образом может послужить разве что туалет.
- То есть ты серьезно думаешь, что я пойду трахаться с тобой в туалет - здесь или в самолете? - Явно начиная раздражаться, спросил Артур.
- Надежды на это все меньше, - вновь откидываясь на стуле, невесело констатировал Имз, снова принимаясь за свое пиво и оставляя неловкое молчание висеть между ними.
- Ладно, Имз, - не выдержал первым младший, - я не исключаю, что когда-нибудь наступит момент, когда я настолько привыкну заниматься с тобой любовью в постели, на диване, на столе... где-нибудь еще, где это может произойти спонтанно на нашей частной территории... и тогда мне, возможно, захочется пощекотать себе нервы каким-нибудь предприятием вроде туалета в общественном месте. Но на сегодняшний день я честно не могу себе представить, что могло бы сподвигнуть меня пойти и запереться с тобой в тесном помещении, которое сложно назвать чистым, куда мы рискуем создать очередь и где мне нельзя будет пикнуть ни звука, хотя ты наверняка станешь стараться изо всех сил уже хотя бы из-за того, насколько необычна сама обстановка. Поэтому ни в коем случае не принимай мой отказ на свой счет, но честно: сейчас, даже если мне очень захочется, я предпочту потерпеть вместо того, чтобы заниматься подобной ерундой.
- Кстати, о будущем, - очевидно смирившись с тем, что здесь ему опять ничего не светит, внезапно сменил тему старший. - Раз ты согласился выйти за меня и отказался жить в нашей прежней квартире, нам нужно подумать, где мы теперь будем жить. Есть у тебя какие-то мысли на этот счет?
Артур кивнул. Но прежде чем он смог ответить, им принесли их заказ, и обоим пришлось подождать, пока официант расставит его на столе.
- Я думал об этом, - наконец заговорил младший после того, как они поблагодарили молодого человека, и тот отошел от их столика, отправившись обследовать зал на предмет непорядка, который он мог бы устранить. - И должен тебе сказать, что так как я хочу, - здесь он слегка кивнул, как бы подчеркивая последнее слово, - продолжать работать с Ариадной, то мне придется подстраиваться под нее. Иными словами, пока мы работаем вместе, а она - учится в университете, мне тоже лучше в основном жить в Париже, где она постоянно будет у меня под рукой. Поэтому я предлагаю тебе временно перебраться ко мне на квартиру и вместе начать искать что-нибудь попросторнее.
- Значит, мы с тобой меняем одну европейскую столицу на другую? - Налегая на свое рагу, подытожил Имз, и Артур поднял к нему лицо от своей тарелки, пытаясь понять, радует ли это его партнера или печалит.
На деле же старший скорее бы застрелился, чем признался ему, что корень его недовольства - в причине, по которой Артур предлагал сменить Лондон на Париж. Ему, безусловно, едва ли стоило ревновать, но эта формулировка - "я хочу быть поближе к Ариадне, пока та учится в университете," - совершенно не вызывала у Имза восторга. Он никогда не касался этой темы, но на деле так и не простил младшему тот поцелуй в отеле на деле Фишера, когда Артур так ловко нырнул к ней, приложившись к ее губам своими. Даже если это было сделано в отместку за его чрезмерно роскошную красотку, едва ли следовало заходить так далеко. В конце концов, позже в лифте он не стал ничего делать с Сайто, хотя тоже мог бы... хотя нет, вряд ли.
- Имз, тебя что-то не устраивает? - Прервал его мысли Артур, заставив в срочном порядке обдумывать свое предложение по сути.
А по сути после Лондона Париж казался ему даже не меньшим злом, а вполне себе божеским вариантом. Конечно, хотелось бы забраться куда-нибудь подальше в глушь, купить там дом, землю и жить в свое удовольствие, как колонисты или миссионеры, но он прекрасно понимал, что ни Артур, ни он сам долго еще не смогут отказаться от того дела, которым они сейчас занимались, а оно никак не позволяло надолго осесть где-нибудь в одном месте. Что же до Парижа, то в том, что касалось его личных пристрастий, тот уверенно входил в пятерку лидеров среди европейских столиц. Разве что пиво во Франции, особенно в столице, было ужасным.
Поэтому, спешно перебрав в голове все эти соображения, он как можно нейтральнее заверил младшего, что отчего же - все в порядке. Он исключительно поддерживает его предложение, благо в Париже не только веселее, но и климатические условия вполне соответствуют тому, что можно назвать пригодным для жизни.
Выслушав его, Артур, однако, все равно задержал на нем подернутый сомнением взгляд, прежде чем вернуться к своей тарелке.

- Когда мы возвращаемся? - Спросил он у Имза, когда они доели свое рагу, и тот сходил и принес из бара еще по пинте пива и заказал для них какой-то закуски.
- Можем хоть завтра. С билетами на самолет проблем быть не должно: они летают туда по несколько раз в день.
- Завтра? - Переспросил Артур, отхлебнув пива и поставив бокал на стол, оплетая его ножку своими тонкими длинными пальцами. - А твоя дочь? Неужели тебе не хочется увидеть ее, пока ты здесь?
Прежде чем ответить, Имз как следует приложился к своему бокалу, после чего опустил его на стол так, что тот встал как раз напротив бокала Артура.
- Смотри, дорогуша, - начал он, - мне придется тебе кое-что рассказать, хотя я боюсь, что тебе это не понравится. Но я сразу тебя предупреждаю, что если ты решишь, что такой, как я, тебя не устраивает, на этот раз я не позволю тебе так просто уйти в закат, отделавшись от меня куцей СМС-кой.
Артур нахмурился:
- Имз, ты правда думаешь, что можешь сказать мне что-то, что заставит меня от тебя уйти?
- Ну а что?.. - Невесело усмехнулся старший. - Когда-то моя жена умудрилась сказать тебе что-то, после чего ты исчез из моей жизни, как по мановению волшебной палочки.
Его партнер потупился, заглядывая в свой бокал, и в этот момент у стола материализовался давнишний официант и поставил между ними тарелку с заказанной Имзом закуской.
- Ты прекрасно знаешь, что там дело было не только в том, что сказала твоя жена, - проговорил Артур, дождавшись, когда молодой человек уйдет. - Сейчас я уже сказал, что согласен выйти за тебя, а это значит, что я уверен, что - уж прости, что говорю столь возвышенно, - ничто на свете не разлучит нас.
Он явно задел его, и Имзу стало немного совестно. Протянув к нему по столу руку, он дождался, пока Артур вложит в нее свою, и мягко пожал ее.
- Прости, малыш, мне не следовало поминать старое. Я только хотел сказать, что чтобы ответить на твой вопрос, мне придется рассказать о себе нечто, о чем тебе, скорее всего, будет неприятно услышать.
- Даже если мне будет неприятно, - посмотрел ему в глаза младший, - я обещаю, что постараюсь понять тебя.
Еще раз сжав его руку, Имз выпустил ее из своей ладони и поднес к губам свой бокал. Артур только сейчас обратил внимание, как красиво он пьет: плотно накрывая край мягкими губами и делая большие размеренные глотки. Невольно засмотревшись, он не сразу отследил тот момент, когда его мужчина вернул бокал на стол и начал говорить:
- Вот ты говоришь, что Мо моя дочь. Но на самом деле это не так: Мо - целиком и полностью ребенок Рич.
Имз собирался продолжить дальше, но тут Артур, окончательно включившийся на середине второй фразы, прервал его:
- То есть как это: ребенок Рич? Она не от тебя?
- Нет, - покачал головой Имз, - Мо вполне себе от меня. Но дело не в этом. Скажи, у тебя было много мужчин?
Его неожиданный вопрос заставил Артура второй раз захлебнуться пивом, и, слегка покраснев, он тихо ответил:
- Нет. Ты был первым и пока единственным.
Его партнер хмыкнул, на удивление явно озадаченный:
- Хмм... Ладно. А что с женщинами? Ты встречался с кем-нибудь?
Чувствуя, что против воли продолжает краснеть все больше, младший отрицательно покачал головой:
- Нет. Я всегда знал, что это не мое. У меня были подруги, мы гуляли, вместе проводили время. Но чтобы встречаться, целоваться с ними, спать... Я никогда не смотрел так на женщин.
Вконец смущенный этим внезапным обсуждением своей прошлой личной жизни, Артур не сразу решился посмотреть на него, а когда поднял взгляд, уловил в глазах Имза странное выражение: как будто расстройство то ли боролось, то ли соседствовало в них с явным облегчением. Имз же, встретившись с ним глазами, снова приложился к своему бокалу, отпивая из него изрядную порцию пива, после чего отставил тот с видом человека, решившего махнуть на что-то рукой.
- Это все, конечно, очень лестно, - подвел он итог своему неожиданному опросу, не удержавшись и бросая на младшего полный нежности взгляд, который тот, отчаянно покраснев, перехватил, - но в таком случае ты скорее всего меня не поймешь. Наш с Рич брак был плодом бурной молодости, когда я здорово любил женщин, и те отвечали мне полной взаимностью. Иногда их можно было даже не менять, так как попустительство изменам считалось тогда признаком женского ума и широты взглядов. Такой была Рич: с ней меня вообще ничто не напрягало. Из-за этого я и взял и женился на ней, - сделав паузу, он снова отхлебнул пива и продолжил: - Первый год мы прожили в принципе даже неплохо. Одно время я даже серьезно думал, что она - та самая любимая и единственная, и собирался жить только с ней и для нее. Но на середине второго года, когда мне впервые предложили аферу с совместными сновидениями, у меня как будто глаза открылись. Я возвращался к ней и понимал, какое отсталое одноклеточное существование мы с ней на самом деле ведем. Я тогда чуть не спился, а она не нашла ничего лучше, как забеременеть, - словно бы подводя черту под этим периодом своей неудавшейся семейной жизни, он снова поднес ко рту бокал и на этот раз осушил его до дна. - Прости, малыш, сейчас схожу принесу себе еще и расскажу, что было дальше.
Пока его не было, Артур глотнул из своего бокала и принялся за заказанную Имзом картошку с сыром и беконом. Сыр и бекон... и пиво с картошкой... Боже! Ничего удивительного, что у его партнера такой живот.
Эти мысли немного отвлекли его, и поэтому когда старший вернулся и уселся напротив, отхлебывая из принесенного бокала и тоже принимаясь за картошку, он был уже готов слушать его дальше.
- Так вот, - все еще продолжая жевать, заговорил Имз, - я здорово поддавал, наша семейная жизнь катилась в тартарары, а тут Рич разобрало от меня забеременеть. Я ей сразу сказал, что считаю, что нужно сделать аборт и не впутывать в эту историю еще и невинное дитя. Однако она не стала ничего слушать. Вкатила мне сразу за все и сказала, что обязательно родит, чего бы ей это ни стоило. Ну и, конечно, выразилась в том ключе, что этот ребенок - это ее попытка спасти наш брак. Я еще тогда ей ответил, что его уже ничто не спасет, но разве поспоришь с беременной женщиной? - Здесь он снова приложился к бокалу, забросил в рот пару долек картошки и продолжил: - Ну и вот, в итоге она оставила ребенка. Пока она была беременна, у меня впервые появился мужчина: после ее бабского идиотизма и явно поехавшей на фоне беременности крыши хотелось чего-то кардинально другого, и как-то так получилось, что у меня заладилось с одним парнем, который для меня тогда стал буквально глотком свежего горного воздуха. Я бы даже не сказал, что мы встречались: просто если мне хотелось потрахаться, я вызванивал его, и мы договаривались, где и когда. А там напивались, трахались, отрубались, потом просыпались и расходились. Когда Рич узнала об этом, у нее случился такой приступ бешенства, что дело чуть не закончилось выкидышем, - все время, пока рассказывал об этом, он старался не смотреть на Артура, который заметно побледнел и сидел с мрачным выражением лица, дожидаясь пока он снова отхлебнет и продолжит говорить дальше. - Но зато это привело меня в чувство. Я вдруг осознал, что она - моя жена, которая носит моего ребенка, а я при этом веду себя, как моральный урод, напиваюсь, хожу налево и мотаю ей нервы. В общем, я начал спешно завязывать с алкоголем, расставил все необходимые знаки препинания в отношениях с тем парнем и весь из себя такой в образе чуть ли не вернулся в семью, - здесь он невесело усмехнулся. - Только надо было не возвращаться, а еще тогда уйти окончательно и никого больше не мучить. Но меня подкосил ребенок: пока его спасали, врачи сообщили мне, что это будет девочка, что она такая-то и такая-то, у нее такое сердцебиение и нормальные размеры. И что она сильная "в папу" и наверняка выкарабкается. И все: это "в папу" меня накрыло. Рич оказалась полностью права: привязать меня к себе с помощью ребенка было не такой уж идиотской затеей, - покивав, отдавая дать прозорливости своей бывшей жены, он сделал несколько глотков из своего бокала и потянулся к картошке, но тут его взгляд упал на Артура и, увидев его бледность и явное напряжение, Имз с грустью улыбнулся: - Да, дорогуша, я ведь говорил, что тебе эта история не понравится.
Тот не стал отрицать:
- Да. Я знал, что у тебя темное прошлое, но думал, что это касается только подделок, игры и алкоголя. Я ведь даже не сразу узнал, что у тебя были жена и дочь. Но то, что ты рассказываешь сейчас... это просто ужасно...
Замявшись, он поднес к губам бокал, делая из него несколько больших глотков, после чего потянулся к тарелке с картошкой, где Имз перехватил его пальцы.
- Послушай, Артур, - попросил он, заставляя младшего посмотреть себе в лицо, - я понимаю, что предстаю во всей этой истории главным подлецом, но ты тоже пойми: в своем роде я тогда тоже пытался спасти свой брак. Даже когда уезжал трахаться с тем парнем, я делал это по большей части для того, чтобы не уйти от Рич, которая за*бывала меня своим бабским нытьем и куриным квохтаньем. А когда родилась Мо, я уже почти не пил, какое-то время совсем не ходил на сторону и обрадовался ей, как... - здесь он замялся, поняв, что, возможно, не совсем к месту употребляет это сравнение, но все равно продолжил, - как родной.
- Но она и была тебе родной! - Как он и ожидал, не выдержал и вмешался Артур. - Мо - твоя дочь, Имз! Плоть от плоти твоя плоть. И, видит Бог, если бы мог, я сам бы воспитал ее, как родную.
Имз снова крепко сжал в своих руках его тонкие кисти и потянулся к Артуру через стол:
- Я знаю, малыш. Но никто не предлагает нам с тобой ее воспитывать. По мнению Рич, мы с тобой - жалкие пидорасы, которых лучше всего изолировать от детей вообще. Мы развращены и не можем научить их ничему хорошему, - здесь он немного помолчал, прежде чем закончить: - К тому же, Мо слишком долго воспитывала ее мать, и мне ничуть не хочется сталкиваться с тем, что она успела заложить в ее белобрысенькую головку.
В его словах Артуру неожиданно послышалась невольно прорвавшаяся сквозь гнет отрицания любовь, и младший пристально посмотрел на своего партнера: неужели несмотря на весь этот рассказ о собственном эгоизме и безответственности маленькая Мо на самом деле была высокой ценой, которую ему пришлось заплатить за право на свободу и счастье?
rushed
Current Mood: rushed
Current Music: 이효리 (Lee Hyori) - Better Together
Security всем-всем-всем
 
 
 
(Deleted comment)
bubuzuke woman: Inceptionellemariachi on July 26th, 2013 03:46 pm (UTC)
а нахуя? она девочка, ребенок, которого тупо родили. симпатичненькая какая-нибудь малышка лет этак четырех.
(Deleted comment)
bubuzuke woman: Inceptionellemariachi on July 26th, 2013 04:30 pm (UTC)
да нет: четыре - пять лет, где-то так.
(блять, только что поняла, что в этом случае у Имза была какая-то приятно затяжная молодость ^^)

Edited at 2013-07-26 04:31 pm (UTC)