?

Log in

No account? Create an account
 
 
21 July 2013 @ 03:45 am
Kein Zurück - Part III  
Title: Kein Zurück - Part III
Author: я
Rating: NC-17, анатомический театр
Pairing: Eames x Arthur
Disclaimer: Мне лично никто не принадлежит. Сразу признаюсь: в процессе написания этого текста я чудом пережила медитацию на обнаженного Тома Харди. Скорее всего, еще пару дней буду править мелочи и очепятки.
Summary: У Имза похолодело внутри. Он, конечно, многое мог понять, но нет уж: быть снизу он не согласен!


***

На взгляд Имза комната была вовсе не так уж плоха. Отопление, удобная кровать, вполне приличная высота потолков, чистенький санузел, холодильник и телевизор в номере. Отель располагался в оживленном районе, поэтому проблем с поиском забегаловок, где можно поесть, тоже не было. Метро, как сказала консьержка, было совсем рядом, а на нем рукой было подать до центра города. Так что если бы не Артур со своим тонким эстетическим вкусом, лично он не стал бы искать для них другого пристанища. Однако, проснувшись, его партнер наверняка обозрит условия и обязательно настоит на том, чтобы они как можно быстрее съехали и перебрались в какое-нибудь застеленное коврами место, где одна половина кресел будет подделана под одну эпоху, а вторая - под другую, и это будет считаться дорого и круто.
Усмехнувшись самому себе, подумав о том, как легко обмануть таких, как Артур, Имз повернул голову и посмотрел на спящего у себя на груди партнера. Совместные сновидения приучили их обоих по минимуму менять положение во сне, поэтому чаще всего они просыпались в том же положении, в котором засыпали. При этом сейчас Артур спал с такой безмятежной улыбкой на лице, с какой, должно быть, спят только очень законопослушные люди, у которых уплачены все налоги. Имз улыбнулся и, совсем легко касаясь ее, провел пальцами по его покрывшейся короткой темной щетиной щеке. Только Артур мог выглядеть абсолютно законопослушным, занимаясь глубоко противозаконными вещами. Должно быть, это было одной из причин, почему он так любил его: под респектабельной оболочкой в этом человеке прятались сущности, о которых окружающие его люди даже не подозревали.
Подумав о том, чего не подозревали в Артуре окружающие, старший мужчина осторожно выудил из-под подушки свой телефон, включил экран и посмотрел на часы. Почти два. Что ж, пяти с лишним часов сна вполне достаточно, чтобы немного отдохнуть, а отдохнуть как следует они еще успеют этой ночью. Рассудив так, он снова отключил экран, положил телефон рядом с подушкой и повернулся, поднимаясь над Артуром и склоняясь к его лицу. Мягко коснулся губами его губ, двигаясь и переворачивая младшего на спину, рукой скользя под одеялом по обнаженному боку.
- Имз, - хриплым голосом спросил сквозь сон тот, - что ты делаешь?
- Пора просыпаться, - тихо ответил ему старший, дыша Артуру в губы. - Скоро два. Мы проспали уже достаточно.
- Я не против поспать еще, - не открывая глаз, недовольно нахмурился младший, поворачиваясь, однако, так, чтобы Имзу было удобнее его обнимать.
- Мы поспим ночью, а сейчас... - и старший двинулся на нем, проводя по внутренней стороне его бедра своим уже успевшим напрячься членом, - дай мне наконец сделать то, в чем отказываешь с самого нашего вылета с Бали.
- Я тебе и сейчас откажу, - наконец открыл глаза Артур, снова орудуя локтями, показавшими себя такими полезными несколько часов назад, заставляя старшего мужчину нехотя частично убрать от себя руки и уменьшить давление. - Я умираю от голода и категорически отказываюсь заниматься с тобой сексом до тех пор, пока чего-нибудь не поем.
- Артур, какой ты сложный! - попробовал снова навалиться на него Имз, но тот мог казаться сколь угодно сонным, однако на деле был уже вполне готов постоять за себя.
В итоге победа осталась за младшим, и, некоторое время с ним повозившись и распалив себя еще больше, Имз вынужден был капитулировать, выбираясь из постели, недовольно ворча себе под нос о всяких америкашках, которые понаехали и думают, что им все можно. Артур проследил, пока он не скрылся в ванной, после чего вылез из постели, присел у своей сумки, вытащил из нее смену белья и свой косметический набор, вместе с которыми вернулся на прежнее место, решив дождаться, пока Имз сделает в ванной свои дела и выйдет оттуда, дабы заново не провоцировать его видом своей обнаженной натуры.

- Ты ничего не сказал про нашу комнату, - сидя напротив него за столиком, обратился к нему Имз после того, как молоденькая, но не очень хорошенькая официантка принесла им их заказ.
- Она очень уютная, - просто ответил Артур, как казалось, полностью поглощенный своим супом.
Имз даже выронил ложку, и та со звоном стукнулась о бортик тарелки, заставляя его собеседника удивленно поднять на него глаза.
- "Уютная"?! - Переспросил старший. - И тебе совсем не хочется сменить ее на забитую дорогой мебелью комнату размером с двухкомнатную квартиру?
Артур улыбнулся, показав ему свои ямочки на щеках, от которых у Имза всегда вставал, хотя младший не знал об этом.
- Не хочется, - покачал он головой. - Мне хочется вернуться туда и дать тебе столько, сколько ты будешь в состоянии от меня взять. Поэтому из всей этой комнаты мне нужна только постель, которая там, насколько я могу судить, весьма и весьма ничего, и, может быть, еще душевая кабина.
Выражение лица Имза было бесценным. Остаться в том отеле стоило уже хотя бы ради того, чтобы снова увидеть его таким до беспомощности ошарашенным. Не скрывая своего удовольствия, Артур снова улыбнулся ему со своими ямочками:
- Ешьте уже, мистер Имз. А то сначала Вы требуете, чтобы я Вам отдался, а когда я говорю, что сам собираюсь это сделать, роняете ложки и сидите, как истукан.
Чувствуя себя идиотом, Имз снова взял ложку и послушно продолжил есть, не замечая, какие довольные взгляды бросает на него Артур.

По возвращении в номер младший быстро нырнул в ванную и даже запер за собой дверь, что внушило Имзу самые радужные надежды, и пока ждал его, он решил черкнуть имейл Ариадне - на тот случай, если она беспокоится о том, где они и когда собираются вернуться.
"Привет, малышка!
Пишу на тот случай, если ты вдруг волнуешься, где мы и как у нас дела. Мы улетели с Бали и прилетели в Лондон. Наверное, ты можешь догадаться, почему, но должен тебе признаться, что ничего не вышло. Дело в том, что все это время та квартира, которую ты воссоздавала, оставалась за мной. Но вернуться туда не получится: Артуру было очень тяжело, когда я его туда привел, поэтому я чувствую себя редкостным болваном, который только зря выкинул на ветер кучу денег, а сегодня утром - еще и изрядно потрепал своему любовнику нервы. Кроме этой новости у нас с Артуром есть для тебя еще одна, хорошая, но ее ты узнаешь, когда мы вернемся. Пока же знай, что у нас все хорошо, и, пожалуйста, будь хорошей девочкой и не звони никому из нас хотя бы до завтрашнего утра. Заранее большое спасибо!
Всегда твой
Имз."

Отправив свое письмо, он только успел открыть сайт с местными новостями, как дверь в ванную отворилась, и оттуда вышел Артур, полностью обнаженный и даже продолжающий кое-где поблескивать каплями не вытертой с себя воды. При всем богатстве своего воображения такого выхода Имз ожидал едва ли не в последнюю очередь, поэтому под его взглядом, исполненным одновременно удивления и восхищения, младший не торопясь прошел к кровати, забрался на нее, на четвереньках прополз к нему и навис над старшим, возвращая под подушку его телефон и долгим поцелуем целуя его в губы.
Близость его обнаженного тела и исходящие от него запахи геля для душа и воды наполнили ноздри Имза, заставив его голову закружиться. После его постоянной готовности на Бали остаться без любви Артура больше чем на сутки стало для него настоящим испытанием, и поэтому теперь его руки сами собой вытянулись и, сжав его тонкую талию, попытались притянуть младшего ближе к себе.
Однако тот отчего-то опять воспротивился, разрывая поцелуй и тихо шепча:
- Не торопись, милый. Сегодня я хочу быть сверху и сам все контролировать.
У Имза похолодело внутри. Он, конечно, многое мог понять, но нет уж: быть снизу он не согласен! Что бы там ни думал о себе Артур, он не настолько потерял от него голову, чтобы...
- Что еще значит "сверху"?! - Строго спросил он, мгновенно приготовившись в случае необходимости дать ему жесткий отпор.
В ответ Артур широко улыбнулся, показывая ему ряд крепких белых зубов, отстранился и начал аккуратно расстегивать пуговицы у него на рубашке:
- Как ты сразу подобрался... Думаешь, твой дорогуша попытается лишить тебя мужской девственности? - Скользнув по нему взглядом, он отметил, каким гневом блеснули при его последних словах глаза старшего, и вновь вернулся к его рубашке, вытаскивая ту из его брюк и принимаясь за последние, самые нижние пуговицы. - Нет, мой милый мистер Имз, я хорошо знаю свое место, - узкими сильными ладонями он скользнул по его торсу и распахнул на нем рубашку, укладываясь сверху и начиная покрывать верх его груди поцелуями. - Я всего лишь буду находиться сверху, - продолжил тихо говорить он, ощущая, как постепенно расслабляется под ним тело его партнера. - Даже не думай, что я откажу себе в удовольствии почувствовать внутри себя твой мощный необрезанный член.
Как будто самих этих слов, по-прежнему непривычных в его устах, было недостаточно, Артур не замедлил сопроводить их действием, скользнув рукой к бугорку, оформившемуся у него на брюках, плотно накрывая ладонью пробудившийся там орган. В этот момент Имзу потребовалась нечеловеческая сила воли, поскольку, дабы не лишиться удовольствия отдаться в его руки, чтобы Артур мог сам ублажить его так, как хочет, ему пришлось сдержать сильнейший порыв схватить его, перевернуть их обоих и как можно скорее овладеть младшим, возможно, даже не снимая с себя брюк.
Артур же тем временем не спешил снять с него даже рубашку, целуя его грудь, двигаясь оттуда к крепким плечам и мощной шее, пальцами помогая себе добраться до тех участков, которые все еще скрывала ткань. Имз снова обнял его, с удовольствием ощущая, какая тонкая у него талия и узкая спина, и не пытаясь больше притянуть его или еще как-то им управлять. Теперь, когда он убедился в том, что младший не замышляет против него диверсии, ему стало искренне любопытно, что тот станет делать, оставшись полностью свободным от его направляющего контроля.
Артур же поднялся и, двигаясь осторожно, чтобы старший не убрал с него руки, перекинул через него одну ногу и оказался прямо над ним, упираясь руками по обеим сторонам от его плеч. Из этого положения он медленно опустился, накрывая рот старшего мужчины своим, полностью ложась на того сверху и позволяя Имзу крепко себя обнять. Обе руки Артура скользнули вниз по его бокам, и, слегка опершись на одну, второй он прижал свой распрямившийся от желания член к плененному одеждой органу партнера. Имз не стал сдерживать стон, откидывая голову на подушку и закрывая глаза, оставляя Артура играть со своим органом и своей нижней губой. Начиная тереться своим обнаженным членом о его, находящийся под двумя слоями ткани, от его нижней губы младший перешел к заросшему крупной колкой щетиной подбородку, с нажимом целуя его и чувствуя в губах боль. Его трения было одновременно слишком много и слишком мало, чтобы Имз мог о чем-то думать, и поэтому скоро комната наполнилась его глухими звериными стонами, еще больше распалившими его партнера. Оставив его подбородок, тот двинулся по щетине ниже, вновь возвращаясь к его шее, жадно присасываясь к ней, пытаясь унять свое возбуждение и не думая о том, что после в этом месте может остаться след.
Наконец Артур смог успокоить себя настолько, чтобы перестать тереться о него, и тогда поднялся и плохо слушающимися пальцами начал расстегивать у него на брюках ремень. Имз следил за ним, гладя младшего по бедрам, сбегая оттуда до его широко раздвинутых колен. Его возбужденный член слегка подрагивал, но Имзу не хотелось прикасаться к нему, чтобы не заставить Артура отказаться от его первоначального плана и передать контроль себе.
Справившись с ремнем, тот тем временем сначала расстегнул под ним пуговицу, а затем - ширинку, после чего начал стаскивать с него брюки, отчего-то без трусов. Имз, однако, и здесь решил не влезать со своими ценными указаниями, а вместо этого помог ему, приподнимая сначала таз, а затем все части ног по очереди, так что скоро его брюки были отправлены младшим на пол. Имз честно думал, что после того, как он заметит наличие на нем трусов, Артур поспешит избавиться и от них, но вопреки его ожиданиям этого не произошло: приникнув губами к ткани, тот начал ласкать ртом его член прямо через трусы, и старшему пришлось бороться с собой, чтобы не запрокинуть голову и не лишить себя тем самым этого зрелища.
Артур же очень старался: старался обходиться без рук, теснее сжимать его губами, не пускать в ход зубы, как следует смачивать ткань слюной, чтобы та плотнее облегала орган его партнера. В ответ тот начал сочиться предсеменной жидкостью, и тогда, видимо, почувствовав через ткань ее вкус, Артур руками отодвинул резинку трусов и освободил его, уже почти до конца распрямившийся и очень твердый. Прежде чем взять его в рот, он несколько раз провел по его длине языком, в который раз поражаясь, как из такого маленького в расслабленном состоянии он может становиться таким большим, когда Имз начинает хотеть его. Однако сейчас было не время размышлять об этом, поэтому, слегка смазав его слюной, Артур накрыл губами его головку, языком ныряя между крайней плотью.
- Господи! - Выдохнул в ответ Имз, откидываясь на подушку и делая тазом движение ему в рот.
Артур не стал противиться и впустил его, позволив старшему некоторое время трахать свой рот, следя лишь за тем, чтобы тот не вдвигался туда слишком глубоко, после чего осторожно остановил его движения, руками удержав его за бедра. Поднялся, выпуская его член изо рта, с помощью Имза снял с того трусы и отправил туда же, куда недавно бросил его брюки.
- Где наша смазка? - Спросил он затем, и когда его партнер дал ему указания, сходил и принес ее.
Вернулся на свое место на постели, протянул Имзу флакон и попросил:
- Подготовь меня, пока я буду тебя сосать.
Имзу захотелось присвистнуть и прокомментировать это так, что промозглый Лондон влияет на Артура даже лучше, чем жара на острове Бали, однако во избежание эксцессов он не стал пока ничего говорить, решив, что вполне сможет высказаться и позже, когда у него не будет риска сбить партнера с такого похвально боевого настроения. Поэтому он лишь протянул руку, принял у него флакон со смазкой и, довольный, откинулся на подушку, лениво следя за тем, как Артур меняет на нем положение, поворачиваясь к нему задом и двигаясь так, чтобы, наклонившись, ему было удобно взять его член в рот.
Здесь, однако, у Имза имелась идея получше, и он решил, что небольшая корректива с его стороны вряд ли испортит общее настроение этого приятного раннего вечера. Артур еще не успел приступить к тому, чем собирался заняться, когда старший мужчина крепкими руками обхватил его за бока, заставляя подняться и двигая его таз ближе к своему лицу. После чего переместил руки ему под ягодицы, раздвигая их, и пока младший соображал, к чему он клонит, опустил его на себя и коснулся языком колечка его входа. Видимо, Артур как-то готовил себя, пока был в ванной, потому что мышечный ободок почти сразу поддался его напору и впустил его язык внутрь. На что Артур отреагировал громким стоном, так что старшему пришлось приподнять его и напомнить, что они находятся не на отдельной вилле, где их никто не услышит, а в маленьком номерочке крошечного отеля, и поэтому здесь, в чопорной Англии, Артуру лучше вести себя потише. Вместо ответа тот часто закивал, глубоко дыша и явно ожидая его следующего проникновения. И Имз не заставил его долго ждать, снова опуская его зад на себя, языком проходя через его колечко, смазывая то слюной и заставляя его расслабиться. Он снова и снова повторял это, и скоро младший сам начал следовать заданному им ритму, одной рукой упираясь в матрац и прикусив зубами кисть второй, дабы заглушить рвущиеся из груди стоны. Наконец Имз опустил его на себя, глубоко проникая внутрь и не позволяя ему подняться, проводя языком по стенкам его прохода и оценивая, насколько легко поддается на его нажим мышечное колечко его входа.
- Имз, пожалуйста... - тяжело выдохнул тогда Артур, сам едва ли понимая, о чем его просит.
Однако его партнер прекрасно его понял: языка стало явно недостаточно, и младшему хотелось почувствовать у себя внутри что-то гораздо большее. Поэтому, вытащив из него язык, он в последний раз провел им по его входу, после чего руками заставил Артура вновь наклониться над собой, как бы напоминая о том, чем тот собирался заняться до того, как он прервал его действия своей небольшой импровизацией.
Сначала младший начал целовать низ его живота, языком вылизывая растущие здесь волосы, медленно приближаясь к его члену, пока в конце концов не добрался до того и, поддержав тот рукой у основания, не взял его в рот сразу целиком. Имз как раз ожидал от него чего-то подобного, поэтому одновременно с этим приставил к его входу свой смазанный лубрикантом палец, который легко скользнул внутрь, заставляя младшего невольно податься себе навстречу. Дальше Артуру пришлось тяжело, поскольку с одной стороны он ласкал его член, ставший уже таким большим и твердым, что его не хотелось выпускать изо рта, а с другой - едва удерживался от того, чтобы не начать насаживать себя на пальцы партнера, которых постепенно становилось все больше, и они все лучше растягивали его. И все же тем, кто положил конец этому нелегкому положению, оказался Имз, который почувствовал, что еще немного - и он кончит ему в рот, оставшись без всякого Артура сверху.
Вытащив из него пальцы, старший нырнул руками ему под живот, заставляя Артура выпустить его член изо рта и распрямиться, усаживая его себе на грудь.
- Малыш, ты в порядке? Ты готов? - Спросил он через некоторое время, дав ему прийти в себя и отдышаться.
Тот кивнул и осторожно развернулся на нем, смещаясь тазом к его промежности. Имз молча протянул ему флакон со смазкой, которую Артур налил себе на руку и, пылающим страстью темным взглядом глядя ему в глаза, распределил ее по его длине, после чего направил его член вертикально вверх и начал осторожно опускаться на него. Старший помог ему, поддержав за талию, пока его конец не оказался у него внутри, и дальше они вдвоем медленно опустили на его член Артура, пока тот не оказался сидящим на нем, приняв его в себя до основания. Переводя дыхание, привыкая к его длине и размеру внутри, Артур смотрел на Имза, скользя по его мощному телу руками, чувствуя себя так, как не чувствовал еще никогда, впервые настолько отчетливо ощущая, что это могучее сильное тело принадлежит ему почти так же, как его собственное.
Подняв глаза к его лицу, он перехватил его взгляд, напрягшийся в явном ожидании, и склонился к нему для поцелуя, начиная двигаться. Пока они целовались, инициативу перехватил старший, крепко сжав в руках его бедра, останавливая его движения и начиная двигаться вместо него, с каждым толчком все быстрее проникая в него снизу. Отпустив его губы, Артур потянулся руками к рукам партнера, которые крепко сжал, опираясь на них, и скоро уже Имз стремительно двигался в нем снизу, держа его на своих руках, пока младший сверху вниз смотрел ему в лицо, в тяжелом дыхании пытаясь растворить рвущиеся из груди стоны.
Имз кончил первым, глубоко проникая в него и несколько раз выстреливая внутрь струей вязкого семени, после чего отпустил руки младшего, и пока тот, опершись руками о его колени, продолжил трахать себя его постепенно уменьшающимся членом, потянулся за смазкой, налил ее себе на руку и начал надрачивать его. Как оказалось, его партнер тоже уже был почти на грани, потому что не успел его орган выскользнуть из него, как вокруг него сжался его проход, и в следующее мгновение Артур обильно излился, кончая ему на живот и сопровождая это полным глубокого удовлетворения стоном, который наверняка было хорошо слышно за пределами номера.

Затем они лежали рядом, обнявшись и думая каждый о своем. Можно было сходить в душ и смыть с себя смазку и сперму, но обоим было лениво и слишком хорошо, чтобы куда-то еще идти. Вечер еще только начинался, и Имз хотел предложить Артуру куда-нибудь сходить – хотя бы даже просто посидеть где-нибудь в пабе. Однако пока он собирался с мыслями, дыхание младшего выровнялось, и, лежа, положив голову ему на грудь, он стал казаться неуловимо легче.
Повернув голову, Имз усмехнулся: не дождавшись его предложения, его партнер заснул, снова улыбаясь, как совершенно законопослушный гражданин.
sleepy
Current Mood: sleepy
Current Music: Pet Shop Boys - Fluorescent
Security всем-всем-всем