?

Log in

No account? Create an account
 
 
04 July 2013 @ 05:37 pm
Wanna Make Love To You - Part IV  
Title: Wanna Make Love To You - Part IV
Author: я
Rating: NC-17, анатомический театр
Pairing: Eames x Arthur, Eames x Original Female Character
Disclaimer: Мне лично никто не принадлежит. А вот в этой части вы, дорогие любимые читатели, собственно, и узрите наконец то, ради чего вся эта байда затевалась.
Summary: Простите, но я не могу удержаться: "Шизофреник Василий в постели доводит свою жену до абсурда."

Ура! У нас новая картиночка XD

***

Проснувшись, он ничего ей не сказал. Неловко вытер руками лицо, поднялся со стула, снял со спинки пиджак, прошел к двери и вышел, даже не удосужившись убедиться, закроется ли она позади него. Ариадна проводила его взглядом. Более всего сейчас она чувствовала себя виноватой перед ним. Те стены, которые он с таким трудом вокруг себя воздвиг, ей удалось так легко поколебать, и теперь она не была уверена, что поступила правильно. Тот исступленно жестокий Имс, которого она увидела через приоткрытую дверь спальни из их общих воспоминаний, не на шутку напугал ее и заставил задаваться вопросом, насколько вообще было правильно возобновлять эти отношения, которые причиняли столько страданий одному и превращали в монстра другого.
Ариадна даже не удивилась, когда в последующие несколько дней Артур ни разу не появился на складе. Естественно, после такого потрясения (на которое она, хотя и по незнанию, его обрекла) ему требовалось время, чтобы восстановить свою защиту и дать ей возможность сообщить Имсу о том, что из его затеи ничего не вышло.
Впрочем, сам Имс позвонил ей уже на следующий вечер:
- Привет! Ариадна, вы ведь ходили туда? Что там произошло?
Явное волнение в его голосе едва не заставило ее сомневаться в том, что ее собеседник - действительно тот, за кого себя выдает. Но на мобильнике высветился украденный им номер, а потому это не мог быть никто иной, кроме Имса.
- Он просил передать тебе, что ничего не получилось, эти воспоминания не изменят его решения, а тебе лучше забыть о нем и продолжить двигаться дальше.
- Чертов осел, - коротко прокомментировал эту ситуацию Имс и немедленно отбился, после чего ей не удалось дозвониться ему ни на украденный, ни на обычный его номер.
Сидя в одиночестве в тускло освещенном всего двумя светильниками складе, Ариадна глубоко задумалась о том, что на самом деле произошло и продолжало происходить между ними, и о том, что на этот раз она влезла в ситуацию, в которой совершенно не знала, кто на самом деле был прав, а кто - нет.

Артур же оказался совершенно разрушен тем, что случилось. Он не мог ни на чем сосредоточиться, почти не выходил на улицу и порой по полдня не мог заставить себя даже одеться. О том же, сколько часов он простоял под душем, плача и стараясь не замечать того, что крутилось у него в голове, вместе со слезами сглатывая разбавлявшую их воду, лучше вообще не говорить. Он почти не ел, проводя эти дни в каком-то оцепенении, ибо только так ему удавалось сдерживать вырвавшийся из своих оков поток мыслей.
Недопустимых мыслей о том, что он может прийти на склад, усесться на стул, надеть наушники, установить катетер, поставить таймер на семь минут и... Им с Имсом хватило бы и меньшего времени, особенно после столь долгого перерыва, но он не был уверен, что сможет заставить себя отпустить того так скоро. Нет, если бы он только увидел его... еще раз в той спальне...
"Почему раньше я никогда этого не делал?" - задавался вопросом он и немедленно вспоминал, почему. Собирал волю в кулак и гнал от себя мысли о том, чтобы слиться с Имсом во сне. Он должен был забыть о нем, должен был жить дальше. Пускай без любви, пускай только работой, но жизнь в работе - это тоже неплохой вариант: мало кто может похвастаться, что пережил и повидал то же, что он... и его команды, словно фишки, перемещавшиеся внутри составленных им схем.
Он переживет это дело, сжимал он руки в кулаки. Это появление Имса, с его взглядами, подколами и как бы случайно брошенными словечками, которые вонзались в него, будто стрелы. Нужно лишь немного перетерпеть и не сдаваться. Имс шатался за ними в Лос-Анжелесе, теперь какое-то время проторчал где-то неподалеку здесь в Париже, а это значило...
И однажды он вдруг понял, что это могло означать как одно, так и нечто другое, и эта мысль стала последним ударом по его броне, окончательно разрушив ее и заставив упасть к его ногам. И, слабый и беззащитный, он наконец сдался.

В комнате играл солнечный свет, тонкий полог лениво покачивался от проникающего через окна ветра, из проигрывателя на комоде лилась неспешная расслабленная музыка, а над ним, торжествуя, склонился Имс.
- Ты все-таки не выдержал и пришел, малыш - с довольной улыбкой объявил он, и Артуру захотелось заплакать: он-то знал, что мужчина над ним был лишь проекцией его собственного подсознания.
- Обними меня, Имс, - борясь с нечеловеческой усталостью, выдохнул он. - Заставь не думать ни о чем, кроме тебя.
Осторожно ложась на него сверху, тот крепко обнял его, и Артур поцеловал татуировку на опустившемся ему на губы мощном плече. Его руки скользнули Имсу на спину, крепкую и широкую, заигравшую мышцами под его прикосновениями.
- Ты ничего не скажешь мне? - Шепнул ему в ухо старший мужчина, заставляя Артура издать слабый всхлип.
- Скажу, - тихо ответил он, начиная покрывать его татуированное плечо плутающей дорожкой быстрых поцелуев. - Я хочу рассказать тебе, почему сделал то, что сделал. Я знаю, что ты хотел это узнать, и теперь, когда я, кажется, понял, что был неправ, - чтобы подавить новый всхлип, он впился зубами в плечо Имса, но тот великодушно никак на это не отреагировал, - я думаю, я должен тебе рассказать.
Лежащий на нем мужчина пропустил крепкие руки ему под спину и еще теснее прижал Артура к себе, словно бы желая выразить ему свою поддержку.
- Не плачь, - снова шепнул он, мягкими губами касаясь раковины его уха, почти целуя и наполняя ее своим теплым дыханием. - Ты ни в чем не виноват.
В ответ Артур резко замотал головой, зажмуриваясь:
- Я не знаю, - сдавленно возразил он, конечно же, уже плача. - Я думал, что был прав, что это было верное решение, что только так я смогу...
Здесь он оборвал себя, с силой впиваясь длинными пальцами в спину накрывшего его собой мужчины, словно бы стараясь натянуть того на себя, как живое одеяло.
Так они пролежали некоторое время молча. Имс терпеливо ждал, пока он успокоится, осторожно целуя его туда, докуда мог дотянуться, а Артур пытался собраться, чтобы рассказать ему все, не прерываясь на слезы. Наконец он с шумом выдохнул, снова набрал воздуха в легкие и заговорил:
- Я знаю, куда ты спешил в тот день, Имс. Ты встречался с женой и дочкой. Наверное даже больше с дочкой, но твоя жена не позволяла вам видеться без нее, - услыхав такие подробности о своей личной жизни, Имс даже прекратил целовать его, напряженно замерев на месте, пока Артур продолжил: - Мне не было нужды торопиться, потому что я знал, где вы будете встречаться, и знал, что ваша встреча займет довольно много времени. Поэтому я отлежался, сходил в душ, что-то перекусил, оделся и только после этого выехал. Вы втроем сидели за столиком в кафе. Я занял столик в том же кафе на веранде снаружи. Отчего-то я даже не подумал о том, что ты можешь меня заметить и узнать, - здесь он вздохнул, длинным тонким носом утыкаясь ему в плечо и закрывая глаза, движение ресниц которых по своей коже, по всей видимости, ощутил слегка дрогнувший Имс. - Ты меня и не узнал. Однако когда ты уже поднялся и прощался, чтобы уйти, меня узнала твоя жена, - упершись руками по обеим сторонам от его головы, Имс резким движением поднялся с него, нахмуриваясь и пристально глядя ему в лицо. - Да, Имс, - кивнул ему Артур, - не знаю, откуда ей было известно, как я выгляжу, поскольку сам я видел ее впервые, но твоя жена почему-то заметила и узнала меня.
- Вот бл*дь! - Выдохнул старший мужчина, отводя взгляд и качая головой.
Лежащий под ним Артур снова покивал:
- Да, я и сам хотел провалиться сквозь землю, когда после твоего ухода они с девочкой вышли из кафе и подошли к столику, за которым я сидел.
- Что она сказала тебе? - Вновь повернулся к нему Имс, и тон его стал жестким.
Позволив своим рукам соскользнуть с его спины, Артур затем сложил их на груди, как бы стараясь утихомирить несущееся там сердце.
- Она сказала, что я ошибаюсь, если думаю, что победил. Что она ни за что не даст тебе развод и что закон будет на ее стороне. Что ты сам выбрал ее в спутницы перед Богом, а я - лишь постыдная ошибка, которую она уж как-нибудь сможет исправить, - Артур замолчал, и Имс попробовал снова опуститься на него и прижать младшего мужчину к себе, но тот ему не позволил, вытянув руки и упершись ими ему в грудь, останавливая его движение. - Она говорила таким тоном, что малышка испугалась и начала плакать, и тогда твоя жена сказала, что я могу радоваться: своим появлением я разрушил сразу две жизни - ее и твоей дочери. А затем сказала, чтобы я не думал, что это все. Что есть еще одна жизнь, которую я разрушил на корню, хотя до моего появления этот человек был по-настоящему счастлив, - с выражением, которое заставило сердце Имса на миг замереть, Артур посмотрел тому в лицо: - Она говорила о тебе, Имс. О том, что пока вы были вместе, у вас была счастливая семья. Ты любил ее, вам было хорошо, у вас родилась малышка, и ты любил ее тоже, - здесь Имс не выдержал и фыркнул, а лицо его стало мрачным и жестоким, и тогда Артур сам притянул его к себе, вновь крепко обнимая за спину и прижимаясь к нему снизу. - И что со мной ты никогда не сможешь быть счастливым, потому что такие связи идут против Бога и закона. Что нас всегда будут сторониться и презирать, а твоей дочери придется скрывать сам факт наличия у нее такого отца.
Он замолчал, и Имс тяжело выдохнул, вновь пропуская под него руки и теснее притягивая Артура к себе.
- И после этого выступления ты решил черкнуть мне ту СМС-ку и исчезнуть? Всего два слова: "Прости меня", и после них - непрекращающийся ужас целых двух лет, когда я не мог понять, что произошло, и должен ли я винить тебя, или искать, или забыть, или заставить вернуться. Артур, - он поднялся и поцеловал его, с силой вдавливая голову младшего мужчины в матрац, - по твоей вине я два года прожил в кромешном аду.
- Прости, - выдохнул он в ответ, пока лицо Имса расплывалось перед ним, размытое выступившими на глазах слезами. - Но я же не мог знать...
Имс не дал ему договорить. Он снова с силой поцеловал его, всем своим весом вдавливая Артура в матрац и больно нажимая ему на нос щекой.

В следующее мгновение Артур ощутил себя полностью обнаженным. Исступленно целуя его, Имс, тоже совершенно голый, прижимался к нему сверху, и между их тесно соприкасающимися телами уже ощущалось давление двух напрягшихся членов. Он все хотел что-то сказать, но старший и более сильный мужчина не позволял ему, успевая вернуться к его губам, как только на тех начинал формироваться звук.
- Не хочу ничего слушать, Артур, - наконец решил внести ясность он, поднимаясь и накрывая его рот ладонью. - Ни единого слова ни о чем, что не относится к тому, чем мы сейчас занимаемся.
Артур улыбнулся ему в ладонь и кивнул, целуя ее и позволяя Имсу проникнуть пальцами себе в рот. Тот же наклонился над ним и стал одновременно целовать его губы, мягко накрывая своим ртом то верхнюю, то нижнюю, то касаясь ими уголков. При этом его пальцы делали с его ртом то же, что они обычно проделывали в совсем ином месте, отчего у Артура закружилась голова и все перед глазами поплыло. Прислушиваясь к тому, как его дыхание становится все более сбивчивым и глубоким, старший мужчина задвигался на нем, заставляя Артура раздвинуть ноги и обхватить себя ими, после чего скользнул сначала вниз, а затем сразу вверх, давая ему ощутить прямо под своими ягодицами его возбуждение. Почувствовав силу давления, Артур испустил громкий стон, двигая тазом так, чтобы тот проехал по его длине, в ответ на что Имс довольно ухмыльнулся:
- Вижу, что ты соскучился по папочке, милый, - вытащил у него изо рта пальцы и, снова целуя его, обеими руками взял его за бедра и еще раз провел его тазом по своей длине, одновременно двигаясь в него снизу.
Для Артура это было уже слишком, и потому вместо того, чтобы поставить "папочку" на место, он лишь сдавленно взмолился ему в губы:
- Пожалуйста, Имс!
Тот поднялся с него, крепко схватил младшего мужчину за ноги и высоко задрал их, практически складывая того пополам и открывая себе доступ к его входу. Артур с шумом выдохнул, на его бледном лице выступил румянец, но молящее выражение в глазах никуда не исчезло, и он безропотно принял из его рук свои ноги.
- Умница, - прокомментировал такую покладистость старший, с нежностью глядя на него, столь явно потерявшего весь свой привычный контроль.
Его широкие ладони мягко провели по стройным ягодицам, согревая своими прикосновениями мягкую кожу, после чего он сжал и слегка приоткрыл их, находя внутри его вход и, нажимая с двух сторон подушечками больших пальцев, осторожно потянул в стороны тугое колечко плоти. Артур отреагировал на это, задержав дыхание, и Имс поймал его взгляд, просящий, напряженный и еще более темный, чем обычно.
Сохраняя, сколько смог, eye contact, Имс медленно наклонился и с нажимом провел языком по окружности ободка мышц, глубоко вдыхая столь насыщенный здесь запах Артура. Они давно не были вместе, а зная Артура, тот почти наверняка не был за это время также ни с кем другим, поэтому ему следовало проявлять осторожность, если он не хотел причинить ему боль, поэтому Имс еще несколько раз провел языком в разных направлениях по преграждающему в него вход колечку, прежде чем нырнуть им внутрь, щедро наполняя узкий проход слюной. В ответ на это движение Артур теснее прижал к груди ноги, отчего его таз дернулся вверх, здорово саданув не ожидавшего подобного маневра Имса по лицу, и тогда тот с недовольным рыком крепко зафиксировал его бедра так, как ему было удобно. Он снова и снова проникал внутрь Артура языком, не столько растягивая, сколько смазывая его, пока стоны того постепенно становились все громче и отчаянней.
Наконец младший из них не выдержал:
- Имс, пожалуйста! Я хочу больше!
Снова похожий на кота, тот с хитрой улыбкой поднялся и навис над ним, опираясь на одну руку, а второй гладя его поднятый к себе зад.
- Как же ты торопишься! А я ведь всего лишь не хотел быть грубым и причинить тебе боль...
В следующий же миг и без предупреждения внутри у Артура оказалось сразу два его пальца, и тот громко вскрикнул, зажмуриваясь от пронзившей тело боли.
- Видишь? - Промурлыкал сверху Имс, целуя его задранный кверху подбородок. - Я же говорил, что нам не стоит торопиться.
Он убрал второй палец и вернулся в него одним, осторожно двигая его внутрь и наружу, дожидаясь, пока мышечное колечко расслабится настолько, чтобы легко впускать и выпускать его. Когда ему показалось, что он добился желаемого, он вновь вернул внутрь второй палец, на сей раз начав аккуратно растягивать Артура изнутри, до поры избегая касаться простаты, так как видел, как крепко у того стоит, и боялся остаться без своей доли удовольствия, если заставит его кончить преждевременно.
- Имс, - неожиданно прохрипел Артур, - мне неудобно так лежать. К черту боль: возьми меня побыстрее.
И тут же захлебнулся стоном, так как, в очередной раз глубоко погрузив в него пальцы, старший провел по точке, прикосновение к которой немедленно отозвалось во всем его теле волной удовольствия.
- Боже! - Выдохнул Артур, как только снова смог говорить, и даже не заметил, как к двум пальцам у него внутри добавился третий. - Имс, умоляю тебя: сделай так еще раз!
Тот не заставил себя упрашивать, приникая к его губам, еще и следом еще один раз находя пальцами его простату. Артур громко стонал и впивался зубами ему в губы, и тогда, понимая, что он и сам уже едва выдерживает эту подготовку, Имс поднялся, вытащил из него пальцы, попутно выслушав исполненный протеста недовольный вскрик, и уселся у него между ног, позволяя младшему отпустить их. Такие красивые и длинные, мускулистые, хорошо сложенные и белокожие, они на время отвлекли его, пока он несколько раз завороженно провел по ним руками, давая Артуру немного успокоиться и отдышаться. Но в какой-то момент его взгляд скользнул по раскрытым навстречу ему ягодицам, и тогда Имс посмотрел на лицо Артура, раскрасневшееся и покрывшееся бусинами пота.
- Хочешь сам смазать меня или мне это сделать самому?
Переведя взгляд на его каменно напрягшийся член, Артур несколько раз кивнул и облизал губы.
Имс прекрасно его понял. С довольной ухмылкой он поднялся и перешагнул через его согнутые ноги, после чего опустился на колени у него над грудью, так что его орган оказался прямо перед лицом Артура, взял его в руку и приложил к его губам, между которых немедленно показался язык, щедро снабжая его слюной. Удержаться и не нырнуть внутрь этого рта было решительно невозможно, поэтому следующим своим движением Имс скользнул по смазывающему его языку внутрь, едва не заставив Артура задохнуться. Тот что-то недовольно промычал с полным ртом, но старший только усмехнулся, вытягивая себя и вновь устремляясь обратно. Чтобы Артуру не нужно было поднимать голову, старшему пришлось наклониться вперед, опершись о спинку кровати, но зато так он смог проникать глубже, пока его партнер ответственно принимал его в свой рот, щедро покрывая слюной. Имс даже польстил себе мыслью о том, что та, должно быть, выделяется у него, так как он изголодался по его органу.
Во рту у Артура было горячо, но не так тесно, как ему того уже остро хотелось, поэтому, решив, что тот уже достаточно его увлажнил, Имс вскоре остановил Артура, метнувшего на него из-под ресниц взгляд, исполненный такой обжигающей страсти, что по всему телу старшего мужчины словно бы пробежал пожар, и он едва сдержался, чтобы не нырнуть обратно ему в рот и не кончить туда.
Все же Имсу хватило силы воли не прибегнуть к этому быстрому решению, и он вернулся на свое прежнее место между широко расставленных ног Артура. Снова приподнял его таз, быстро нырнул в него языком и наскоро пустил туда последнюю порцию слюны, прежде чем распрямиться, потянуться за подушкой, сложить ее пополам и уложить под зад своего партнера, мягко фиксируя тот в удобном для себя положении. Затем он снова взял в руку свой член и, подойдя вплотную к раскрывающемуся себе навстречу мужчине, мягко приставил головку к его входу.
Артур издал сдавленный хрипящий стон и попробовал сам двинуться на него, однако Имс не позволил ему, крепко удержав за бедро свободной рукой. Он поднял взгляд и посмотрел младшему в глаза, отпуская его и наклоняясь над ним сверху, снова заставляя Артура сложиться под собой пополам. Губы Имса приникли к его пересохшим от обжигающего их дыхания губам и, проникая между ними языком, он одновременно начал двигаться внутрь него членом. Имс мог представить, чего это тому стоило, но несмотря на наверняка испытываемую им боль, Артур ни разу не сжался и не попытался вытолкнуть его, облегчая свою боль приглушенными поцелуем стонами.
Казалось, чтобы войти в него целиком, Имсу потребовалась целая вечность, но, исполненный благодарности за то, как самоотверженно принимал его Артур, старший мужчина еще более решил не торопиться и постараться быть с тем как можно аккуратнее. Он дождался, пока Артур привыкнет к его длине и размеру внутри себя, и только тогда медленно двинулся в обратную сторону, после чего снова погрузился в него до основания - на этот раз немного быстрее.
Чувствуя, что Артуру не хватает дыхания, он немного отстранился, позволяя тому отдышаться и постепенно наращивая темп своих движений.
- Имс, - выдохнул тот, больно вцепляясь пальцами ему в плечи, - я люблю тебя.
С силой вдвинувшись внутрь, так что лицо младшего исказила гримаса боли, Имс крепко сжал в ладонях его лицо и, продолжая свои все ускоряющиеся движения, пристально посмотрел ему в глаза.
- Ты знаешь, что я тоже тебя люблю, Артур, - рычащим шепотом произнес он. - Люблю так, что порой презираю себя за это. Так, что порой мне хочется убить за это тебя.
Он снова вдвинулся в него с такой силой, что Артур вскрикнул, и у него на глазах выступили слезы.
- Прости меня, - тихо проговорил он, и тогда Имс сдался и, сотряся его несколькими быстрыми мощными толчками, кончил в него, наполнив узкий проход своим горячим семенем.
Едва ли не тут же в воздухе завибрировала музыка, и Артур в последний раз попытался притянуть его к себе, закрывая глаза, чтобы не видеть яростного выражения у него на лице.

Однако когда он снова открыл их, над ним по-прежнему возвышался Имс, хотя теперь на нем была расстегнутая рубашка безумного узора, выполненного в самых нелепо смешанных цветах.
- Имс, ты был в моем сне, - сообщил он ему, решив, что сон все еще продолжается, а музыка ему только послышалась.
- Знаю, - улыбнулся в ответ тот и, помолчав, добавил: - Я кончил в тебя.
- Да, я знаю, - кивнул Артур, не понимая, зачем это нужно теперь обсуждать.
- Откуда? - Удивился старший так искренне, что Артура насквозь пронизал холод.
- Что значит "откуда"? – Нахмуриваясь, переспросил он и опустил взгляд между ними, где со всей очевидностью ничто не препятствовало их соединению. И едва не задохнулся от шока.
accomplished
Current Mood: accomplished
Current Music: Miles Davis - I Thought about You
Security всем-всем-всем
 
 
 
(Deleted comment)
bubuzuke woman: Inceptionellemariachi on July 5th, 2013 03:01 pm (UTC)
я, короче, уже почти все, но залипла, на прошу прощения, смазке. но теперь мы локализовали нашего героя, поэтому совсем скоро будет апдейт (а вместе с ним - и финал). и да, там таки рандомные шесть цифр - я так и не вспомнила, что хотела ))
с женами у меня тут что-то вообще беда. только сегодня сетовали с Братиком, зачем люди вообще придумали такую волокиту, как законный брак.
(Deleted comment)
bubuzuke woman: ох....ellemariachi on July 5th, 2013 04:30 pm (UTC)
именно! и об эти-то бюрократические штуки потом и бьешься :/
(Deleted comment)
bubuzuke womanellemariachi on July 6th, 2013 03:02 pm (UTC)
я даже думаю, что дело не столько в самом законном браке как таковом, а в том, что происходит, если этот брак оказался ошибкой. тогда-то кордебалет и начинается.
(Deleted comment)
bubuzuke womanellemariachi on July 6th, 2013 04:51 pm (UTC)
поэтому совершенно верно говорят: "выйти замуж - не напасть. главное - замужем не пропасть". потому как на развод еще тоже нужно сподобиться.
(Deleted comment)
bubuzuke womanellemariachi on July 6th, 2013 05:14 pm (UTC)
мой Брат считает, что дурак среди мужчин - это почти каждый первый XD