?

Log in

No account? Create an account
 
 
02 July 2013 @ 09:10 pm
Wanna Make Love To You - Part II  
Title: Wanna Make Love To You - Part II
Author: я
Rating: PG-13
Pairing: Eames x Arthur, Eames x Original Female Character
Disclaimer: Мне лично никто не принадлежит. Картинка немного отвечает на вопрос милого Марунчика в твиттере.
Summary: Как и можно было ожидать, эта часть похожа на вечер воспоминаний: один держится за них, другой - пытается их стереть. Однако порой наши воспоминания оказываются на редкость трудновыводимыми.


***

- А что же с запретом на создание в сновидении реальных объектов? Что если Артур спутает сон и явь?
Она задала эти вопросы на следующий день, когда они встретились для того, чтобы он передал ей свои зарисовки квартиры. Мрачная серьезность испарилась, как дым, уступив место привычной расслабленной циничности, и глядя на Имса теперь Ариадна не могла понять, как вообще согласилась участвовать в его авантюре. Ибо чем еще это было, как не авантюрой?
- Спутает? - Удобно развалившись на стуле напротив нее, Имс взял на себя труд выразить свое удивление поднятием бровей. - Я тебя умоляю! Он сделал все, чтобы выкосить меня из своей жизни на корню, а ты говоришь, что какая-то задрипанная квартирка в Лондоне... содержимое которой, правда, можно было бы продать за целое состояние... так вот: какая-то задрипанная квартирка в Лондоне, в которой он не был уже года два, внезапно, - здесь он сделал ударение, подчеркивая, насколько ничтожной кажется ему такая вероятность, - заставит его сомневаться, что есть сон, а что - явь. Да я удивлюсь, если он хотя бы узнает ее.
В его последних словах ей послышалась неподдельная горечь, которую ему не удалось до конца подавить, и Ариадна нахмурилась: если раньше ей было любопытно, что это за напряжение ощущается между ними, то теперь отчего-то показалось, что ей лучше об этом не знать. Но было слишком поздно: вчера вечером она согласилась на постройку для него этого макета, и поэтому теперь, когда его аргументы и в самом деле прозвучали неопровержимо убедительно, отказываться было бы крайне некрасиво. К тому же ее манила сама перспектива воссоздать во сне чужое воспоминание. Ариадна не знала, делал ли кто-нибудь подобное ранее, но идея звучала настолько сюрреалистично, что у нее буквально руки чесались попробовать свои силы.

Работа и в самом деле оказалась интересной и кропотливой: количество и разнообразие деталей, которые потребовалось учесть, чтобы картина получилась живой и убедительной, с каждым тестом удивляло их обоих. Для каждого теста нужно было не более двух минут: во сне время как бы растягивается и углубляется, поэтому чтобы придирчиво осмотреть даже самую просторную квартиру (которой квартира in question однозначно не являлась) и обсудить на месте следующий шаг, они редко погружались в сон дольше чем на три минуты. А затем Имс уходил, попрощавшись с ней и запирая за собой дверь, которую все более привычным жестом взламывал.
Во время одного из тестов, когда она снова невольно засмотрелась на картину с наброском портрета Джорджа Дайера, Ариадна спросила у него:
- Имс, ты говорил, что содержимое этой квартиры можно было продать за целое состояние. Неужели у вас висел оригинал?
В первый момент его здорово перекосило, как будто бы она его ударила: он так редко и совсем недолго слышал, чтобы их обоих объединяли в одном местоимении, что услышанное теперь, когда призрачные шансы были столь досадно невелики, это объединение одновременно и обрадовало, и ранило его. Однако Имс не привык терять над собой контроль и потому когда мгновение спустя она обернулась к нему, удивленная его молчанием, он уже широко улыбаясь шагал к ней от двери в кухню, которую осматривал до этого.
- Что ты! - Встав рядом, он с какой-то отеческой любовью принялся разглядывать портрет. - Оригинал находится в какой-то частной коллекции и стоит целое состояние. Я бы, пожалуй, сдал Артура в дурдом, если бы узнал, что он заплатил за измазанный красочкой кусок холста такие бешеные деньги. Поэтому я подделал его. Тайком сфотографировал в галерее, где мы его увидели, и потом попытался воссоздать максимально похоже, - здесь он помолчал, щурясь на свое детище, и наконец с явной гордостью закончил: - И на мой взгляд получилось очень даже хорошо.
- Неудивительно, что Артур до сих пор так любит эту картину, - глядя на нее уже совсем другими глазами, тихо заговорила Ариадна. - Ведь на ней тоже изображен вор и любовник... такой же неотесанный... и подделанный ради него рукой другого вора...
Она собиралась продолжить, но тут Имс неожиданно не выдержал и громко прервал ее:
- Хватит, Ариадна! Перестань, прошу тебя. Это у него есть ты, которая в любой момент сожмет его руку и даст понять, что вокруг продолжается жизнь, в которой меня нет. А у меня такой тебя нет.
Уже забыв думать о том, что бы ему ответить, Ариадна в молчании продолжала рассматривать мучительно пытающийся вырваться из своей рамы портрет, когда до них смутно донеслась музыка, что означало, что им вот-вот пора будет просыпаться. Тогда она накрыла ладонью его крупную руку и крепко сжала ее.

Спальню он воссоздавал так любовно и с таким вдохновением, что она не могла не почувствовать: здесь-то в его понимании и находилось истинное сердце этого любовного гнездышка. Хотя, собственно, чему тут было удивляться? Все говорят, что все мужчины таковы, и постель для них превыше всего.
Однако скоро Ариадна поняла, что дело было не только в постели. По сравнению с интерьерами прочих комнат, которые они успели воссоздать, спальня казалась здесь если не чужой, то уж точно попавшей сюда из какой-то другой квартиры. Ибо Ариадна положительно не могла представить себе, чтобы тот Артур, которого она знает, когда-нибудь добровольно согласился жить в столь явно колониальном интерьере с "грубой" деревянной кроватью с пологом, искусственно состаренной деревянной мебелью, голыми палками, бессистемно торчащими из тяжелых керамических ваз, украшенных причудливыми узорами, толстыми зебрами, в примитивном стиле изображенными на картинах на стенах, и дурацкими темнокожими божками с тощими шеями и вздувшимися животами, которые словно бы просили милостыню, выстроившись вдоль зеркала над комодом.
Разгадка состояла в том, что эта комната была единственной, куда Имс решительно воспротивился допустить безупречный вкус Артура, который считал чересчур строгим и одновременно претенциозным для того, что он называл "нормальной жизнью".
Здесь было два окна, и света в них проникало так много, что когда она попала сюда после того, как они были "установлены", Ариадне показалось, что стоит подойти к ним, как они окажутся французскими окнами, ведущими на террасу, и оттуда - в заросли экзотических растений где-нибудь в глубине Африканского континента. Невозможно было представить, что по-настоящему за стенами этой комнаты бурлил дождливый Лондон.
- Имс, - повернулась она к нему, - ты уверен, что не переборщил с своими воспоминаниями о том, какой была ваша спальня? Мне кажется, что если я выгляну из окна, то окажусь совсем не в Лондоне.
Довольно улыбаясь, он прошел с порога в глубь комнаты и уселся на кровати:
- Теперь ты понимаешь, почему я не допустил к обустройству Артура? Этот ходячий аршин устроил бы здесь все так, что этот проклятущий Лондон дневал и ночевал бы с нами под одной крышей. Я же хотел спать в Раю. Трахать его в Раю. Просыпаться наутро и успевать еще разок трахнуть его, прежде чем он убежит куда-нибудь работать, и после его ухода еще ненадолго остаться в Раю. Терпеть не могу старушку Англию, честно говоря. Жить там можно от силы две недели в году – все остальное время эта жизнь больше напоминает борьбу за выживание в непригодных для человека условиях.
- Поэтому ты так любишь экзотические страны? - Улыбнулась она.
- Конечно, - кивнул Имс. - Там тепло, дешево, вкусно, и там люди, которых я точно не увижу в Лондоне.
- Почему же тогда вы жили здесь, раз тебе тут так не нравилось? - Ариадна нахмурилась.
- Работа, дорогая моя, работа, - хмыкнул в ответ Имс. - Все эти жирные шишки так любят большие города с невыносимым климатом и таким количеством людей в метро, что там даже по карманам шарить стыдно, что это просто что-то невероятное, - здесь он помолчал и затем со вздохом отвернулся.- Поэтому нам и пришлось снять квартиру в Лондоне.
- А Кобб тогда уже был? - не удержалась от вопроса она.
В ответ он сначала кивнул.
- Был. И Мэл еще была. Артур носился с Коббом так же, как сейчас носится с тобой, и Мэл его из-за этого терпеть не могла. Один раз попыталась сыграть на моей ревности, но я-то знал, что Кобб любит ее до смерти. Это только она в этом сомневалась.
- А как Артур?
Она немного боялась прервать поток его откровенности этим вопросом, но Имс неожиданно спокойно ответил, пожимая плечами:
- Не знаю. После того, как бросил меня, он ведь работал с Коббом… Хотя теперь, когда я посмотрел на них, мне кажется, что между ними никогда ничего не было, даже после того, как умерла Мэл.
Ариадна только покивала: после того, что она видела в снах Кобба, она могла с уверенностью сказать, что после смерти жены между Коббом и Артуром попросту не могло ничего быть.
- Но вообще ты думал, что он бросил тебя из-за него?
- Нет, - Имс покачал головой. - Честно говоря, я думал, что дело в какой-нибудь дурацкой этической стороне, - Ариадна вопросительно посмотрела на него, и, сопровождая свою речь активной жестикуляцией, как это делают люди, которые знают, что хотят сказать, но им не хватает для этого слов, он попытался объяснить: - В том смысле, что мы с ним были пидорами. Вот мы встретились, понравились друг дружке, начали встречаться, потом стали жить вместе... И все, дальше никуда. Мы еще только полгода проквартировали на этой квартире, а на нас уже стали коситься в подъезде. И, думаю, из-за этого он начал париться о противоестественной природе наших отношений. Он же жутко отсталое существо: ему нужно, чтобы все было по полочкам, упорядоченное и подписанное в соответствии с законом и порядком. Всякой твари по паре и все такое... А тут вдруг - бах! - и даже если я неожиданно этого захочу, то не смогу жениться на нем, потому что такие браки запрещены. Мне кажется, это его и спарило.
Словно бы выключившись, как радио, Имс замолчал, и пока она искала слова, чтобы вежливо подвести черту под этим сеансом откровенности, уронил еще одну фразу:
- К тому же я рассказал ему, что у меня уже есть жена и дочь.
По его виду и тону, каким это было сказано, Ариадна сразу поняла, что в отличие от того брака, в который он не мог вступить, этот брак был несомненной ошибкой, однако ничего умнее, чем "Какой ужас", в голову упорно не приходило, поэтому она лишь беспомощно стояла перед ним, понуро сидевшим на кровати. К счастью, в этот момент в комнате послышалась музыка, и они оба проснулись.

После этого разговора Имс внезапно пропал. В первые несколько дней она почти не думала о нем, поскольку занятия в университете потребовали к себе усиленного внимания, однако когда он никак не проявил себя в течение пяти дней подряд, забеспокоилась, не ввязался ли он случаем в какую-нибудь авантюру, и попробовала связаться с ним сама. Однако оба его номера - и обычный, и тот, который он украл специально чтобы связываться с ней для работы над макетом квартиры, - упорно оказывались вне зоны доступа, на складе он не появлялся, а где именно в Париже он жил, Ариадна не знала. Их макет был уже почти закончен, они остановились на том, чтобы по возможности максимально насытить его подробностями, которые подсознанию Артура не пришлось бы самостоятельно заполнять, разрушая целостность и живость воспоминания, и поэтому она не могла представить себе, чтобы ее неожиданный заказчик потерял к проекту интерес.
Почувствовав ее волнение, Артур стал проводить больше времени на складе, существенно сократив свои прогулки по городу и вновь допоздна засиживаясь там с ней.
- У тебя какие-то проблемы? - Спросил он однажды, когда они вместе сидели над очередной его схемой, вяло потягивая разлитое по бокалам вино.
Отпираться ей ничуть не хотелось, и поэтому, не в силах солгать ему, Ариадна ответила максимально честно:
- Да. Есть один человек, который должен мне позвонить, но он почему-то не звонит.
- Какой-то молодой человек или ты искала работу? - Заинтересовался он, но, к счастью, ей снова почти не пришлось врать:
- Работу. Они сами ее предложили. Поэтому мне так странно, что теперь он пропал.
- Не бери в голову, - улыбнулся он, - в жизни всякое бывает.
- Но исчезнуть вот так, ничего не сказав...
Видя, насколько в действительности она озадачена и расстроена, он позволил своей защите немного спасть:
- Должен признаться, я и сам исчез так однажды, - и когда она перевела на него взгляд, отвел свой и с неприкрытой грустью в голосе продолжил: - Бывают такие решения, которые слишком сложно объяснить так, чтобы другая сторона их приняла, и поэтому легче просто исчезнуть и отсечь за собой все пути к сближению.
- Ты говоришь об Имсе? – Узнав в этих словах то, о чем тот ей рассказывал, напрямик спросила Ариадна, удивляясь собственной смелости.
Услышав это имя, Артур выдохнул и закрыл глаза и так, с закрытыми глазами, и кивнул:
- Да, о нем.
- Вы встречались и ты бросил его? – Пока железо неожиданно оказалось так горячо, она решилась и позволила себе этот, еще более личный и прямой, вопрос.
И, словно околдованный тускло освещенной тишиной этого осеннего вечера, он ответил и на него:
- Да, так все и было. Мы встречались, и я его бросил.
- Но почему? Ты ведь все еще любишь его, - почти простонала Ариадна, и ей впервые показалось, что она видит, что он вот-вот заплачет.
Однако Артур оплакал свое решение уже слишком давно. Поэтому он лишь перевел дух и тихо, словно бы ему не хотелось этого слышать, ответил:
- Потому что то, что было между нами, было в корне неправильным. Нельзя было позволить, чтобы это продолжалось.
Замолчав и не глядя на нее, явно погруженный во что-то, что происходило глубоко у него внутри, он поднес к губам свой почти полный бокал и медленными размеренными глотками осушил его до дна.
creative
Current Mood: creative
Current Music: Miles Davis - Circle In The Round
Security всем-всем-всем
 
 
 
(Deleted comment)
bubuzuke woman: Inceptionellemariachi on July 3rd, 2013 11:11 am (UTC)
АЕ? а вторая А? ;)
(Deleted comment)
bubuzuke woman: Inceptionellemariachi on July 3rd, 2013 12:06 pm (UTC)
да, меня тоже весь фильм беспокоила эта милая привычка во все совать нос. но мне показалось, что это просто она на Кобба запала.
(Deleted comment)
bubuzuke woman: Inceptionellemariachi on July 3rd, 2013 12:25 pm (UTC)
не, ну он же такой интересный мужчина. начальнег, жену потерял, сложный такой чел - прямо ходячий роман.
(Deleted comment)
bubuzuke womanellemariachi on July 3rd, 2013 01:04 pm (UTC)
ну это жена. я бы еще посмотрела, кем я у Бульника во снах выступаю со своим карахтером. а меня вот Бульник лично то и дело кидает ради каких-то рандомных теток ((
(Deleted comment)
bubuzuke womanellemariachi on July 3rd, 2013 02:53 pm (UTC)
я бы не удивилась ))